Альткотельная, неплатежи, энергопереход. Какой будет энергетика после ковида?

Альткотельная, неплатежи, энергопереход. Какой будет энергетика после ковида?

Независимый эксперт рынка энергетики Сергей Бухаров в эксклюзивном интервью порталу Sibgenco.online выдвинул предположение о том, как изменится энергетический ландшафт после победы над ковидом, и дал прогноз относительно дальнейших темпов внедрения альткотельной в российских городах.

По мнению Сергея Бухарова, глобальный энергопереход, который прогнозируют некоторые отраслевые эксперты по окончании пандемии, может притормозиться: после отмены всех карантинных мероприятий задачей номер один станет не «декарбонизация», а подъем экономики.

Сегодня мы публикуем первую часть интервью Сергея Бухарова, посвященную текущим изменениям на энергетическом рынке.

— Что глобально может измениться в отрасли по окончании пандемии в ситуации, когда спрос на электроэнергию снижается на 10-30%, а инвестиционные программы серьезно сокращаются?

— Сейчас многие дают самые фантастические прогнозы, включая серьезные организации, такие как Международное экономическое агентство. Пишут о росте спроса на энергию, выработанную альтернативными источниками, об отрицательных ценах. Вообще-то спрос на энергию выработанную ВИЭ не увеличился, просто из-за общего снижения спроса разгрузили традиционную генерацию, и в результате доля выработки ВИЭ увеличилась.

Чувствуете разницу? Отрицательные цены возникли даже на розничном рынке. Если это будет продолжаться достаточно долго, то производители обанкротятся. Так что, если трезво посмотреть, радоваться нечему.

Пройдет немного времени и спрос восстановится. Начнет ли энергетический ландшафт меняться еще быстрее, ускорится ли так называемый энергопереход? Не знаю. На днях появилось сообщение о подписании полутора сотнями крупнейших корпораций с суммарной капитализацией в два с половиной триллиона долларов призыва к правительствам. Они требуют привести свои планы восстановления экономики после эпидемии в соответствие с климатическими целями. Я пока расцениваю это не более, чем бумажную декларацию, при этом не привносящую в повестку ничего принципиально нового. А как во времени будет развиваться процесс, сейчас достоверно сказать никто не сможет. Более того, я не исключаю, что часть европейских стран свои программы «озеленения» энергетики пересмотрит и реализацию каких-то мероприятий сдвинет вправо, т.к. эта история совсем недешевая и после окончания карантинных мероприятий нужно будет поднимать экономику.

— Восстановятся ли мировой спрос и цены на традиционные энергоносители — нефть, газ и уголь?

— Отскок будет, но не до уровня докризисных времен. Более ничего сказать не могу, так слишком много факторов неопределенности на текущий момент.

— Какие тренды возобладают на российском энергорынке после пандемии? Начнет ли сдавать свои позиции традиционная энергетика? Насколько значимым станет запрос на «экологичность»?

— В энергетике на первом месте должны быть вопросы надежности и доступности, потом уже цена. Все остальное — политика и часто лукавая.

Если говорить об оптовом и розничных рынках электроэнергии и мощности, то может быть (хоть мне лично в это верится с большим трудом) будет поставлен вопрос о пересмотре модели рынков. На эту тему можно говорить долго, но в вашей постановке вопроса могу сказать, что в существующей модели рынка переход к «зеленой» энергетике способен привести только к двум результатам — дать возможность заработать производителям оборудования и заставить потребителей платить больше.

Конечно, вопрос повышения «экологичности» российской генерации важен. При этом нужно учитывать, что угольная генерация в Сибири сегодня наиболее экономически эффективна. Но при этом она использует технологии 60-х годов. Как повысить ее экологичность? — Повысить параметры пара. И опять упираемся в действующую рыночную модель — переход в этих условиях к «ультрасверхкритике» приведет только к дополнительному ценовому давлению на потребителей.

 Без участия государства такой переход невозможен. Я уже не говорю о том, что «экологизация» энергетики и промышленности в целом должна быть государственной задачей.

— От глобального — к частному. Интрига мая — отменят ли мораторий на взимание пени за просрочку платежей за ЖКХ. «Ъ» написал о якобы уже готовом решении правительства вернуть пени с 1 июня. Однако инсайдерская информация не подтвердилась и мораторий продолжает действовать. В чем интрига и на что реально могут рассчитывать ресурсоснабжающие компании?

— Пресса много, чего пишет, поэтому лучше сверять с первоисточниками. Вообще-то постановление Правительства РФ от 02.04.2020 № 424 приостанавливает взыскание неустойки (штрафа, пени) за несвоевременное и (или) неполное внесение платы за жилое помещение, т.е. формально пени не отменены. Но с подачи различных комментаторов в СМИ многие восприняли его выход, как прощение всех неустоек, а кое-кто пошел и дальше: можно не платить и ничего тебе за это не будет. Я надеюсь, что в ближайшее время в данное постановление будут внесены изменения, конкретизирующие порядок его применения и сроки. А интриги тут никакой нет. Обычная безграмотность как авторов, так и комментаторов.

— Всех волнует нарастающий кризис неплатежей. Будет ли предложено какое-то решение со стороны государства, которое поможет разрешить этот кризис? Каким, по-вашему, могло бы быть это решение?

— Я считаю, что минимальный комплекс мер должен быть следующим:

  • внесение изменений в 424-е постановление (возврат пени);

  • развитие системы адресного субсидирования расходов на оплату услуг ЖКХ потребителям-гражданам из федерального и региональных бюджетов

 На гражданах концентрируюсь по одной простой причине — отпуск тепловой энергии населению составляет не менее 60% от всего полезного отпуска в муниципальном образовании.

 Если в итоге получится ограничить снижение собираемости единицами процентов, то это будет очень хороший результат. При этом нужно учитывать, что начинается ремонтная кампания. В условиях падения собираемости энергокомпании будут либо сокращать ремонтные программы, либо привлекать внешние ресурсы. Но никто не будет использовать второй способ, не будучи уверенным, что эти деньги можно вернуть. Сохранение же ремонтных программ — это сохранение объемов заказов местным поставщикам и подрядчикам, — то есть рабочие места.

— Прогнозируете ли вы возможные банкротства ресурсоснабжающих кампаний в текущем и следующем году?

— Конечно. В первую очередь это коснется малых организаций, основная часть которых существует в форме МУП-ов. Снижение собираемости приведет многих из них к критическому снижению показателей ликвидности. Они не только останутся без оборотных средств, но и столкнутся со снижением доверия к ним со стороны поставщиков и подрядчиков и кредиторов. То, что в настоящий момент введен мораторий на банкротство, принципиально ситуацию не меняет — если ты банкрот по формальным признакам, то контрагентам не важно, что ты таковым де-юре еще не признан.

Как бы жестко не звучало, произойдет расчистка рынка. С учетом значимости отрасли теплоснабжения, надеюсь, это заставит администрации муниципалитетов задуматься об изменении подходов: как в части привлечения новых надежных партнеров для организации теплоснабжения, так и в части принятия решения о переходе на «альткотельную».

Продолжение о том, как пандемия может скорректировать внедрение модели альткотельной в российских городах, — следует.