Директор кемеровского теплосбыта СГК Пётр Харитохин: «Кризис заставляет отходить от шаблонов»

Директор кемеровского теплосбыта СГК Пётр Харитохин: «Кризис заставляет отходить от шаблонов»

Руководитель Кемеровского филиала Сибирской теплосбытовой компании Петр Харитохин рассказал нам, как коронавирус повлиял на  платежи за коммунальные услуги в Кемерове, почему жители города отказываются от похода в кассы управляющих компаний и чего ждать должникам предстоящим летом.

— Петр Владимирович, как сильно пандемия повлияла на платежную дисциплину?

— Снижение собираемости платежей за тепло мы увидели уже в апреле. Но здесь сошлись сразу несколько факторов.

Конечно, повсеместные ограничительные карантинные меры — закрылись торговые центры, встали многие организации, предприятия. Снизились, а то и вовсе прекратились доходы многих коммерческих организаций, а за ними и платежи.

В значительной степени «просели» предприятия малого и среднего бизнеса —  магазины, автосервисы, грузоперевозки, гостиничный, туристический бизнес. По ним мы видим существенное снижение платежей — на 10-12% от плановых показателей. За апрель и май в этом сегменте мы недополучили около 50 миллионов рублей. 

В этом году досрочно, 27 апреля, завершился отопительный сезон, а промышленность, малый и средний бизнес стали отключаться от тепла еще раньше — это тоже сказалось на расчётах. 

Плюс на апрель пришлась большая часть перерасчетов за отопление населению по итогам 2019 года — из-за теплой зимы общедомовое потребление было ниже, и перерасчет был с экономией для большинства домов.

В Кемерове на прямых договорах у нас не так много потребителей — порядка 1700 лицевых счетов. В основном население имеет договоры с управляющими компаниями и через них же оплачивает за тепло и горячую воду. В мае собираемость УК была на 10% ниже по сравнению с маем прошлого года. Для нас это порядка 55 миллионов недополученных средств за поставленное тепло в апреле и мае. При этом люди не заплатили не только нам, но и вообще за все коммунальные услуги и обслуживание дома.

Суммарно по всем группам потребителей в Кемерове снижение оплаты в апреле и мае составило 4-5% от плановых значений. По итогам 5 месяцев  собираемость платежей держится на уровне 91%.

— Мораторий на начисление пени для населения повлиял как-то на платежную дисциплину?

— Да, однозначно. Повлиял негативно. Эту меру поддержки люди восприняли как возможность отложить на потом платежи, которые раньше были для них обязательными.

Но ведь даже без моратория пени за неуплату услуг ЖКХ начисляется только после 30 дней просрочки. А если просрочка от 30 до 90 дней, то пени составляет лишь 1/300 ставки рефинансирования — сейчас ставка 5,5%. Получается, что базовый сценарий санкций в виде начисления пеней за неуплату и так довольно льготный. То есть речь не идет об освобождении от каких-то существенных штрафов.

Но сейчас, в том числе из-за моратория, появились явные проблемы с платежной дисциплиной. И закончится это тем, что мы, другие ресурсники, управляющие компании вынуждены будем массово подавать иски на должников. Это в свою очередь приведет к увеличению нагрузки на суды, приставов, это дополнительные затраты и издержки.
 
Я считаю, что в апреле, когда вводился мораторий, он, возможно, был оправдан ситуацией неопределённости. Но сейчас, когда ограничения поэтапно отменяются, стоит отменить и его — прежде всего, чтобы вернуть платёжи за коммунальные услуги в категорию обязательных. А люди, которые реально нуждаются в поддержке, должны получать ее адресно.
 

— С введением карантина большая часть нашей жизни ушла в онлайн. И расчеты тоже. Как с дистанционной оплатой в Кемерове?

— Так сложилось, что в Кемерове очень большой процент населения оплачивал коммунальные услуги в кассах управляющих компаний — люди так привыкли, причем разных возрастов. Но пандемия этот уклад изменила. Значительная часть кемеровчан перешла на оплату онлайн. Востребованы, конечно, банковские сервисы. 
  
Но свою роль сыграла и возможность упрощенной регистрации в личном кабинете «РИЦ Кемерово», ее ввели в начале апреля. На этом ресурсе вся информация — и показания счетчиков, и начисления, и состояние расчетов, можно сразу заплатить.
 

— Обращаются ли потребители за рассрочкой? В каких случаях СГК идет навстречу? Какие условия предлагает? 

— Да, за последнее время от малого и среднего бизнеса мы получаем довольно много обращений о предоставлении рассрочки. Это хорошо, что предприниматели не пускают проблему на самотек, ищут варианты погасить долг.

Сейчас мы заключаем соглашение о рассрочке на срок до 6 месяцев. При условии, что 50% задолженности будут внесены в течение первых трех месяцев. 

Но каждое обращение — индивидуально. Вместе с потребителем мы пытаемся найти приемлемые варианты реструктуризации долга, чтобы и предприятие продолжало работать, и мы не потеряли клиента. Одним словом, кризис заставляет нас быть гибче, отходить от шаблонов.

Очень надеюсь, что за летние месяцы большая часть наших потребителей-коммерческих организаций погасят долги, поскольку текущие платежи за тепло либо существенно снизились, либо их вообще нет. И к новому отопительному сезону мы войдем в нормальный график расчетов.
  

— Когда планируется возобновление работы ЦОК в Кемерове? Или тоже уйдете в онлайн?

— Пока — в онлайне. В ближайшее время ЦОК в Кемерово в полном объеме очный прием вести не будет. Но за апрель и май нам удалось полностью перестроить работу, в том числе по запросам самих потребителей.

Раньше около 70% потребителей-юридических лиц приходили в ЦОК на Ленина 90/3 и забирали платёжные документы. Представьте, за 2-3 дня наш офис посещали порядка 2 тысяч человек. В июне это число снизилось до 50 человек… Тем не менее платёжные документы получат все — по электронной или обычной почте. К тому же наши потребители стали активно подключаться к электронному документообороту — это самый удобный, быстрый и надежный способ обмена документами.

В последние месяцы мы вообще работаем по принципу «ни одного пропущенного телефонного звонка»: звоним, пишем, перезваниваем, консультируем, помогаем. 

Но есть потребители, которым нужно именно живое общение. Не отказываем: маска, перчатки, антисептик, безопасная дистанция —  мы вас слушаем.