О чем молчит охрана труда, или Профилактика забывчивости

О чем молчит охрана труда, или Профилактика забывчивости

На каждой электростанции СГК есть служба охраны труда и производственного контроля. Чем она занимается, кто ее боится, как инспекторы ведут себя, когда им давят на жалость? О своей работе нам рассказал Максим Башарин, начальник службы охраны труда и производственного контроля Кузнецкой ТЭЦ.

Максим Башарин трудится на Кузнецкой ТЭЦ уже 13 лет. Начинал машинистом-обходчиком котлов, потом перешел в лабораторию наладки и охраны окружающей среды, занимался обслуживанием котлоагрегатов. Семь лет трудился инспектором по охране труда, а в прошлом году возглавил службу охраны труда и производственного контроля.

DSC_8025.JPG
Максим Башарин

Основными качествами, которые необходимы для работы, Максим считает способность быстро переключаться с одного процесса на другой и справляться с мультизадачностью.
Максим Башарин
Начальник службы охраны труда и производственного контроля Кузнецкой ТЭЦ СГК

«Не найти на ТЭЦ такого места, куда бы ни ступала нога инспектора по охране труда. За день, бывает, и десять километров по шагомеру наматываешь»


«Сложносочиненное» название службы, в котором присутствует и охрана труда, и производственный контроль, определяет два основных направления ее работы.

Производственный контроль защищает не только сотрудников ТЭЦ от опасных факторов на работе, но и весь внешний мир, за пределами станции, от возможных глобальных происшествий. Например, выход из строя котлоагрегатов в сильные морозы чреват для трети города потерей тепла, а это почти 200 000 человек.
DSC_8000.JPG
Нет на ТЭЦ такого места, куда ни ступала бы нога инспектора по охране труда

Охрана труда — это не только обучение персонала и регулярные проверки знаний, но и вовремя пройденные медицинские осмотры, а главное — контроль за рабочим процессом, особенно там, где опасно. А опасности в цехах ТЭЦ хватает: высота, высокое напряжение, давление, температура, сотни вращающихся механизмов…

Первое средство защиты головы в Европе создал знаменитый писатель Франц Кафка. Он работал в страховой компании и часто выезжал на места несчастных случаев, произошедших на разных производствах.

В 1912 году Кафка создал прообраз современной каски, за что получил золотую медаль Американского общества по безопасности труда.

Например, высота главного корпуса Кузнецкой ТЭЦ — 42 метра. Верхние площадки котлоагрегатов находятся на отметке 28 метров, то есть выше пятиэтажного дома. Чтобы человек, находясь на такой высоте, случайно не оступился, все лестницы, перила и площадки должны быть в полном порядке. За их состоянием постоянно следят сотрудники службы охраны труда.

Насосы и дымососы, турбины и дробилки — все вращающиеся части этих механизмов даже во время ремонта должны быть закрыты, чтобы избежать случайного контакта и травм. Инспекторы проверяют соблюдение этого правила ежедневно. И таких правил и проверок сотни!
DSC_8040.JPG
Результаты всех проверок строго фиксируются

Может ли инспектор охраны труда к кому-то придираться?

Максим Башарин считает, что такого понятия, как «придираться», в работе инспекторов не существует в принципе: чтобы избежать повышенного внимания службы охраны труда, достаточно не нарушать действующие правила безопасности.

В XIX веке распространенным был подход «сами виноваты»: рабочих винили в произошедших с ними несчастных случаях, и ни о каких выплатах речь, естественно, не шла. Прорыв в сфере охраны жизни и здоровья немецких рабочих произошел стараниями «железного канцлера» Германии Отто фон Бисмарка.

Конечно, возможны ситуации, в которых проявляется человеческий фактор. Кто-то может забыть, например, каску надеть. Для профилактики «забывчивости» служба охраны труда проводит регулярные проверки рабочих мест: может нагрянуть без предупреждения (чаще всего так и происходит). Как говорит Максим Башарин, если при появлении на горизонте инспектора охраны труда портится настроение или возникает страх, то это весомый повод пересмотреть свое отношение к работе. Но такие случаи, к счастью, довольно редки.
Максим Башарин

«Если же кто-то пытается надавить на жалость, мол, я же первый раз нарушил, то поясняю, что за первое нарушение, без последствий, дисциплинарные меры и не применяются, а вот рецидив обязательно повлечет за собой наказание»


Но добрые взаимоотношения в коллективе всегда строятся на диалоге: даже выявив нарушение, инспектор охраны труда обязательно выслушает доводы, узнает обстоятельства. Дисциплина поддерживается не столько страхом наказания, сколько мотивацией к росту внутреннего чувства ответственности за безопасность — свою и коллег.
DSC_8058.JPG
Диалог — основа добрых взаимоотношений в коллективе

Максим Башарин

«У каждого своя работа. Для кого-то результат — нормальная работа котла, а для меня — контроль. И лучший показатель — когда нет несчастных случаев и травм»


Произносить такие слова, как «травма», «смерть», «авария», инспекторы службы охраны труда очень не любят. И с осторожностью относятся к будущему. А на вопрос: «Как дела?» — обычно отвечают: «Пока нормально».
Тип контента