«Когда за человека платят, зачем ему думать?» Опрос экспертов на тему энергоэффективности

«Когда за человека платят, зачем ему думать?» Опрос экспертов на тему энергоэффективности

Когда, при каких условиях энергоэффективность в России перестанет быть темой для докладов и отчетов, а станет реально действующим экономическим механизмом? Кто-то (например, глава «Роснано» Анатолий Чубайс) считает, что никогда. И виноваты в этом слишком низкие цены на электроэнергию и отсутствие привычки экономить. Поэтому нужно «ужесточать, принуждать, вводить „социальную норму потребления“». Другие эксперты полагают, что внедрение энергоэффективных технологий в РФ уже идет, просто очень медленными темпами. Спектр мнений — в материале sibgenco.online.

Юрий Шелковников, директор государственного бюджетного учреждения «Центр развития жилищно-коммунального и дорожного комплекса Кузбасса»: «У нас с энергоэффективностью все нормально»

Юрий Шелковников
Юрий Шелковников
Скачать

— Когда энергоэффективность станет действующим механизмом? Я считаю, что это уже действующий механизм. В России создана необходимая нормативная правовая база. Кузбасс серьезно занимается решением проблем энергосбережения и повышения энергетической эффективности. Речь идет как о промышленных предприятиях, так и о коммунальном хозяйстве.

В 2020–2023 годах в мероприятия по энергоэффективности будет вложено более 5 млрд рублей. За счет средств федерального, областного и местных бюджетов запланирована постройка 11 водопроводов, 4 коллекторов, 2 очистных сооружений канализационных стоков, 25 очистных сооружений питьевой воды, а также в 5 муниципальных образованиях построят новые котельные.

В 2020 году в Таштагольском муниципальном районе установлены индивидуальные солнечные электростанции для организации электроснабжения удаленных поселков. Проектом повышения энергетической эффективности в Кемерове стало переключение нагрузок котельных №27, №45 Рудничного района на Кемеровскую ТЭЦ. Это привело к снижению тарифа и улучшению экологии Рудничного района. За 2017–2020 годы в Кузбассе закрыто 12 неэффективных котельных, а за два десятка лет число коммунальных котельных в регионе уменьшилось в 1,5 раза.


 Андрей Аплошкин, директор Абаканского филиала СГК: «Для экономии нужны предпосылки»

—  Вы спрашиваете, когда станет выгодно осуществлять вложения в энергосбережение и повышение энергоэффективности? Отвечаю, это произойдет в двух случаях. Если случится увеличение стоимости энергии до уровня, при котором дешевле делать вложения в энергоэффективность, чем оплачивать впустую потраченную энергию. Или если наметится снижение стоимости материалов и оборудования до уровня, обеспечивающего окупаемость вложений при текущем уровне цен на энергию. Я считаю, что сегодня более реален вариант №1.


Игорь Лузанов, директор Алтайского филиала СГК: «Самые энергоэффективные — частные компании»

— Самые эффективные компании (и в том числе энергоэффективные) — частные, а наименее эффективные — полностью государственные. 

В любой частной компании в поисках снижения издержек работают над повышением энергоэффективности (устанавливают счетчики, берегут энергию, мотивируют сотрудников, вводят реально действующие показатели и т. п.). Ибо это приводит к увеличению прибыли и маржи — главной цели коммерческой организации по определению. 

В госкомпаниях прямого выгодоприобретателя от внедрения энергоэффективности нет. Он как бы есть, но его как бы и нет. Поэтому напрашивается вывод: чем больше участие государства, тем меньше эффективности. Как говорится, государственное — значит ничье.

Регулировать законодательно такие вещи в нашей стране вряд ли возможно. Как говорится, суровость закона компенсируется необязательностью его исполнения.

Если говорить о приобщении к экономии населения, то здесь внедрение технологий произойдет, если люди начнут платить полным рублем обоснованный тариф. Только так можно мотивировать экономно и эффективно использовать ресурс. Такие вещи как КВД (компенсация выпадающих доходов) — это прямой путь для демотивации. Когда за человека платят, зачем ему думать? 

При этом культуру энергосбережения и эффективности надо прививать с детства, с садика и школы, от родителей. Менять менталитет населения — история с большим временным лагом. 


Сергей Бухаров, независимый эксперт рынка энергетики: «Свое слово должно сказать государство»

— Если говорить о промышленности в целом, то, по моему мнению, для многих компаний, особенно работающих на экспорт, это давно уже стало одним из инструментов повышения конкурентоспособности. А вот в электро- и теплоэнергетике у нас действительно наблюдаются большие проблемы.

Вся тепловая генерация использует технологии и оборудование разработки 60-х годов прошлого века. Парогазовые установки, построенные в программе ДПМ, я не считаю — турбины там чужие. С оборудованием для угольной генерации мы отстали на три поколения и в результате получили уродца под названием КОММод. Не думаю, что владельцы угольных станции против того, чтобы вместо старых, 40–60-летних, построить новые, более эффективные, а также и более экологичные. Но кто даст гарантии возврата инвестиций и предложит механизм без роста цен на электроэнергию на десятки процентов?

В малой тепловой энергетике ситуация еще более плачевная: в существующей системе тарифного регулирования, долгосрочной являющейся только на словах, о повышении энергоэффективности можно вообще не говорить. Инвестиции возвращаются в течение 10–15 лет, и проще каждый год получать бюджетные субсидии для покрытия убытков, чем заниматься этим системно. В регулируемых отраслях свое слово должно сказать государство — дать стимул и гарантии возврата инвестиций.

 

Дмитрий Исламов, заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике: «Задача, поставленная Путиным, не выполнена»

Дмитрий Исламов
Дмитрий Исламов
Скачать

— Важнейшая задача сегодня — снизить энергоемкость экономики России. Она запредельно высокая: в 2,5 раза превышает показатель Японии, в 3 раза — Германии и на 46% — мировой уровень.

Задача по снижению показателя на 40% к 2020 году, поставленная президентом России в 2008 году, не выполнена. Что же делать? Нужно радикально пересмотреть подходы к управлению энергоэффективностью, а новая программа энергосбережения должна иметь статус федерального проекта. Важно взять весь положительный опыт, который у нас уже наработан: например, сеть центров энергосбережения, субсидирование региональных программ энергоэффективности. Это дало импульс налаживанию системы. Но сейчас финансирования в таком объеме нет, да и сами центры остались не все.

Сегодня есть хороший опыт по внедрению «бережливого производства» с похожими задачами в рамках национального проекта «Повышение производительности труда и поддержка занятости». Для его реализации созданы федеральный и региональные центры компетенций, проводятся обучающие тренинги, налажена подготовка кадров. Все это можно в полной мере применить к программе энергоэффективности.

Особое внимание нужно обратить на энергоэффективность бюджетных предприятий, энергетики и жилищно-коммунального хозяйства, транспорта, других энергоемких производств.

Речь прежде всего о внедрении передовых технологий, современных энергоэффективных конструкций зданий и теплоизоляционных материалов, энергоэффективных светильников и систем управления освещением, погодного регулирования, современных приборов учета потребления энергоресурсов, активное вовлечение всех потребителей в энергосбережение. Сейчас эта работа ведется за счет частно-государственного партнерства: концессионных соглашений на развитие инфраструктуры территорий и энергосервисных контрактов. Поддержку государства необходимо направить на те направления, которые дают максимальный эффект.

У нас по России тысячи неэффективных котельных, которые устарели морально и физически, почти выработали свой ресурс и наносят вред окружающей среде: больше коптят, чем дают тепла. Такие кочегарки надо заменять централизованным теплоснабжением современной угольной когенерации. В контуре теплоэлектростанций, у которых есть запас мощности, нужно строить тепломагистрали и переключать жилые кварталы со старых котельных на теплоэлектростанции.

Работа по закрытию старых котельных и модернизации объектов теплоснабжения хорошо налажена в Кузбассе. В этом году кузбасский город Белово стал одним из пилотов программы Минстроя России «60+» и за счет проекта построит теплотрассу от Беловской ГРЭС, в результате сможет закрыть шесть малоэффективных котельных.

 

Александр Шлегель, директор Красноярского филиала СГК: «Привычка экономить формируется с детства»

Александр Шлегель
Александр Шлегель
Скачать

Энергоэффективность станет экономическим механизмом тогда, когда ресурсы окажутся реальной ценностью, а экономить станет выгодно. Бережное отношение к ресурсам на бытовом уровне, как во многих странах Европы, воспитывается с детства и продиктовано высокой стоимостью тепла, воды, электроэнергии. Но, наверное, нельзя отнимать у сибиряков, которые 9 месяцев в году живут в холоде, где зимой солнце встает в 10 утра, а в 16 уже темнеет, возможность прийти в теплую квартиру и зажечь яркий свет, поэтому здесь важно соблюсти разумную грань между ценой ресурса и его доступностью.

 

Если у вас есть свои соображения по этому вопросу, оставляйте в комментариях, и дискуссия будет продолжена.