Директор по рынкам электроэнергии и мощности СГК: «Рынка золы как такового нет, но мы его сформируем»

Директор по рынкам электроэнергии и мощности СГК Иван Козлов с некоторых пор возглавляет еще одно направление деятельности компании, связанное с реализацией золошлаков. В интервью sibgenco.online он рассказал о том, чем рефтинская зола может заинтересовать алюминщиков, а приморская — металлургов, какие исследования проводит компания и какие институты ей в этом помогают.

Иван Козлов, директор по рынкам электроэнергии и мощности СГК
Иван Козлов, директор по рынкам электроэнергии и мощности СГК
Скачать

— Каким объемом запасов золошлаковых отходов располагает СГК?

— Для начала давайте договоримся, что мы не работаем с отходами. Мы работаем с двумя видами основных продуктов сжигания угля. Первый и основной продукт — сухая зола, которую мы собираем с электрофильтров или циклонов. Второй — это так называемые гидратированные золошлаковые материалы, то есть смесь золы и шлака с водой, которая по трубам поступает на золоотвал, а затем подвергается осушению и перемешиванию до усредненного состояния. И это качественно разные продукты. Первый давно известен, пользуется стабильным спросом у производителей цемента, бетона, строительных смесей. Второй — менее популярен, используется в основном при строительстве дорог, засыпке карьеров и т.п.

Золы на предприятиях СГК каждый год образуется более 8 млн тонн. При этом в сегодняшних технических условиях реализовать сухую золу можно не более 1 млн тонн, это максимум. А на практике выходит еще меньше — примерно 500 тысяч тонн. Нереализованная зола отправляется на золоотвалы.

— Можно говорить о том, что сегодня в России сформировался рынок золы и золошлаковых материалов (ЗШМ)?

— Я бы сказал, что он формируется, и это — рынок потребителя. Исторически так сложилось, что российские нормативные документы содержат избыточные, на наш взгляд, требования к золе при производстве цемента. Поэтому крупные российские компании с осторожностью относятся к нашему продукту. В Европе, США и развитых странах Азиатского региона, наоборот, использование золы при производстве строительных смесей — норма. Поэтому там нет золоотвалов, а все, что образуется при сжигании угля, после извлечения используется максимально эффективно.

Россия хочет пойти по этому пути, Министерством энергетики уже разработана дорожная карта поэтапного вовлечения ЗШМ в хозяйственный оборот: до 2035 года половина от всей произведенной при сжигании угля золы должна использоваться в строительстве и других отраслях. Для достижения поставленной цели необходимо еще многое сделать, в том числе доработать многие существующие государственные и отраслевые нормативные документы.

— Как вы убеждаете производителей строительных смесей использовать золу?

— Главное, конечно, мы предлагаем продукт соответствующий их требованиям и значительно дешевле материалов, которые они используют сегодня.

— На сколько дешевле? На 20–30%?

— Минимум 2-3 раза, иначе сегодня покупателя не заинтересовать новым продуктом. Также мы пытаемся доказать всем потенциальным потребителям, которые сомневаются в целесообразности использования нашего продукта, его безопасность и эффективность. Для этого мы проходим всевозможные испытания и проводим исследования, чтобы продемонстрировать свойства продукта и подтвердить его характеристики документально и физически.

Реализуем крупные инвестиционные проекты, чтобы удовлетворить потребность потребителя в золе в летний период. Понимаете, все крупные ремонтные и строительные работы проходят в теплый сезон, а наши станции основной объем золы производят зимой, значит, нужно строить большие хранилища и законтрактованные на лето объемы поставлять потребителю из накопленных запасов. В настоящий момент только на Рефтинской ГРЭС есть два больших силоса объемом 20 000 куб. метров, что позволяет отгружать до миллиона тонн сухой золы в летний период. На других станциях такие силосы-склады золы только предстоит построить.

Железобетонные силосы Рефтинской ГРЭС
Железобетонные силосы Рефтинской ГРЭС
Скачать

Далее — логистическая составляющая, потребитель должен иметь возможность в удобное время приехать на своем транспорте и загрузить продукта сколько ему надо. А сегодня на многих наших станциях места отгрузки золы не организованы под современные габаритные цементовозы. То есть нужно организовать качественный доступ потребителя к продукту.

И наконец, необходимо обеспечить всю генерацию СГК системами автоматического извлечения и сбора сухой золы из электрофильтров как существующих, так и устанавливаемых компанией в настоящее время. Пока этого нет, потенциальный качественный продукт смешивается с водой и шлаком и попадает на золоотвал.

— Какой объем средств понадобится на реализацию задуманного?

— Бюджет всех инфраструктурных проектов, направленных на увеличение количества и оптимизацию процесса реализации золы и золошлаковых материалов, сегодня составляет порядка 300 млн рублей, но может увеличиться до 500 млн рублей. Мы вкладываем большие средства, чтобы создать предложение, мы заинтересованы в полной востребованности продукта в максимально возможном количестве отраслей. Но если будет дополнительная финансовая поддержка, то проекты можно сделать гораздо быстрее.

— Какие KPI стоят перед вами?

По отношению к сегодняшнему дню за 2 года мы должны увеличить сбыт нашей продукции в 2-3 раза. Если на Рефтинской ГРЭС в реализацию сегодня идет 300 тыс. тонн золы, то к 2023 году эта цифра должна составить 600 тыс. тонн. В Сибирском регионе объем продаж должен вырасти со 100 до 300 тыс. тонн.

— Это бизнес?

— Да, в нашей компании это рассматривается как бизнес, а не утилизация, поэтому реализацией занимается коммерческий блок. Мы предлагаем продукт для использования, а не отходы для утилизации. Это очень важно. Проведен маркетинговый анализ, поставлены цели, теперь необходимо сформировать рынок и на нем преуспеть.

— Опишите среднестатистического потребителя вашего продукта.

— Его не существует. Любой частный производитель растворов, бетонов, железобетонных изделий, газопенобетона, строительных смесей, даже самый мелкий розничный потребитель — наш клиент. Мы хотим дотянуться до каждого, и чтобы каждый имел возможность взаимодействовать с нами напрямую, поэтому не делаем ставку на перекупщиков.

Конечно, у нас есть крупные потребители. Наша Рефтинская ГРЭС в принципе может покрыть весь спрос на сухую золу в Центральной России. Сейчас мы находимся в стадии заключения контрактов с крупными покупателями разных регионов от Урала до юга и северо-запада. Подчеркну, что именно с Рефтинской ГРЭС предусмотрен вывоз продукта не только автомобильным, но и железнодорожным транспортом.

Что касается Сибирского региона, то здесь меньше крупных потребителей, но очень много малого бизнеса. В работе с ним задействован весь наш коммерческий блок.

«Сухая» технология хранения золы на Рефтинской ГРЭС
«Сухая» технология хранения золы на Рефтинской ГРЭС
Скачать

— Как вы ищете покупателей: холодные звонки, объявления?

— Есть менеджеры по Сибирского региону, по Центральной России, которые взаимодействуют со всеми потенциальными покупателями. Задача — донести и доказать каждому, что в его технологиях может использовать наш продукт. Он дешевый и качественный. Вот доказательства: результаты тестовых испытаний, заключение по результатам исследований и так далее.

— Формируя новый рынок, вы изобретаете что-то новое или идете проторенным путем?

— Понимаете, рынок золы многогранен, есть строительная отрасль, есть металлургическая, есть сельскохозяйственная и много других, где потенциально может применяться зола — это уникальный продукт. Поэтому, когда мы говорим про рынок, то подразумеваем все многообразие потребителей. К каким-то отраслям есть сформированные подходы и путь понятен, а для других отраслей еще только предстоит разработать технологии применения золы.

При этом с точки зрения механизмов реализации золы я бы сказал, что мы действуем в тренде. Кто-то по старинке действует через перекупщиков, кто-то, как мы, взаимодействует с покупателем напрямую. Если у потребителя имеется свой автотранспорт, мы загрузим его, если нет — доставим ему золу до конечного пункта своими силами. Мы понимаем, что универсальным средством успешности и проторенных дорог, и новых путей должна стать наша гибкость и клиентоориентированность.

Скачать

— Кому еще, кроме строителей, может быть интересен ваш продукт?

Есть несколько направлений, которые мы пытаемся развивать. Например, применение золы в сельском хозяйстве в качестве удобрений. Во-первых, она помогает восстановить кислотно-щелочной баланс сельскохозяйственных земель, во-вторых, может нейтрализовать опасные отходы от животноводства и птицеводства (3-4 класс опасности) и превратить их в эффективные и дешевые удобрения. Мы активно взаимодействуем с рядом институтов Сибирского отделения Российской академии наук в части проведения исследований. Земельные участки обрабатываются собственниками золой, и после схода снежного покрова ученые берут пробы, смотрят, как изменился состав почвы. Осенью будут исследования итогового влияния на урожайность.

— Заняты практически научной деятельностью?

— Да, мы видим локальный спрос на этом рынке и хотим его поощрять и развивать. Чтобы вернуть плодородие истощенной почве кто-то оставляет землю отдыхать, кто-то восстанавливает, используя мелиорант. Чаще всего это иностранные компании, которые работают на нашем рынке.

— Какие еще отрасли потенциально могли бы использовать ваш продукт?

Самое перспективное направление — извлечение из золы полезных элементов. Это потребует больших усилий, но, возможно, окупится с лихвой. О чем идет речь? Например, в золе Приморской ГРЭС имеется высокое содержание магнетита, который является потенциальным сырьем для металлургов. Зола на Рефтинской ГРЭС содержит много оксида алюминия, который можно переработать в технологический глинозем — основное сырье для алюминиевых компаний. Сегодня металлурги завозят его из-за рубежа (только 30% бокситов, из которых получают глинозем, добывается в РФ). Объем глинозема, который можно извлечь из золы Рефтинской ГРЭС, потенциально может заместить весь его годовой импорт и обеспечить ресурсную независимость России. Осталось научиться его извлекать в промышленных масштабах. Мы реализуем венчурный проект, специалисты университета на своей промышленной базе должны подобрать для нас конкурентоспособную технологию, с которой можно построить и запустить крупный завод.

Золоотвал Приморской ГРЭС
Золоотвал Приморской ГРЭС
Скачать

— А кузбасская зола чем богата?

— Зола, которая производится в результате сжигания кузбасского и красноярского углей имеет интересные свойства, причем у красноярских углей они одни, а у кузбасских другие. Кузбасские угли позволяют получать алюмосиликатную микросферу — это премиальный, высоко востребованный на мировых рынках продукт. Красноярские угли хорошо применимы для строительных смесей и пенобетона.

— Тогда последний вопрос и не про золу. Как вы планируете использовать золошлаковые материалы, которые хранятся на отвалах в больших объемах?

— Это тоже продукт, который, правда, пользуется значительно меньшим спросом, но составляет основной объем. Честно говоря, здесь пока нет рынка, и задача стоит в развитии практики использования золошлаковых материалов в таких проектах, как рекультивация земель. Дополнительно перед нами стоит особая задача — доказать автодорожным службам и региональным властям, что золошлаковый материал можно и нужно использовать при строительстве дорог. Для этого мы совместно с научным сообществом разработали технологию, которая показала очень обнадеживающие результаты: стоимость дорожного полотна снижается, при этом его прочностные характеристики возрастают в несколько раз.

В настоящий момент мы ведем переговоры с администрациями практически всех регионов присутствия СГК. В некоторых уже реализуются пилотные проекты, которые, как мы надеемся, позволят в будущем использовать все золошлаковые материалы, накопленные на золоотвалах в этих регионах. Для нас тоже очень важно, и мы надеемся, что если материал хорошо зарекомендует себя, то в дальнейшем он будет использоваться в больших объемах.

Золоотвал Рефтинской ГРЭС
Золоотвал Рефтинской ГРЭС
Скачать


Фактически золошлак представляет собой очень перспективную с точки зрения коммерции смесь, но только при условии качественного разделения этой смеси на целый ряд востребованных продуктов. И в ближайшее время мы планируем создание пилотной установки-сепаратора, которая позволит делать такое разделение золошлака. Если убедимся, что опыт удачный, будем масштабировать извлечение полезных элементов в промышленных масштабах.

Наша задача максимум — разгрузить существующие хранилища золошлаков, а в идеале — перейти на безотходное производство.