Павел Барило в прямом эфире: про сбой дыхания в 2020 и космические планы на 2021

Павел Барило в прямом эфире: про сбой дыхания в 2020 и космические планы на 2021

Мы пережили суперкризис, зато нам будет, о чем рассказать внукам. Об этом в рамках проекта «СГК в онлайн» в прямом эфире Инстаграм заявил директор по экономике Павел Барило.

Он сообщил, что компания вошла в новый суперинвестцикл и, несмотря на пандемию и другие серьезные вызовы, выполняет все намеченные планы. Если в 2019-м году СГК инвестировала в свои модернизационные проекты 7 млрд рублей, в 2020-м — 12 млрд, то в 2021-м объем вложений составит 25 млрд, а в 2022-м — уже более 30 млрд рублей!

Как привлечь такие огромные средства и обеспечить возврат инвестиций? Как не растерять темп и драйв в условиях продолжающейся вынужденной изоляции? Об этом — в материале sibgenco.online.

 

2020-й: ожидание и реальность

У группы СГК существует традиция: в декабре в двух чтениях мы принимаем бюджет — и весь следующий год живем по намеченному плану. В этом году традиция была нарушена, но объективно нынешние вызовы требовали гибкости.

Мы пересмотрели несколько основных параметров бюджета. Первое — объемно-ценовые параметры производства и реализации электроэнергии. Учли в прогнозе снижение потребления и высокую водность, которая была весь год. Если в декабре 2019 года мы думали, что потребление в Сибири будет 213 млрд кВт*ч, в июне приняли прогноз 207 млрд кВт*ч, то по факту оказалось 209-210 млрд кВт*ч.

Для ГЭС нынешний год оказался рекордным, выработка от первоначального плана отклонилась на космическую величину: в декабре 2019 года мы думали, что она составит 102 млрд кВт*ч, в июне мы нарисовали 110 млрд кВт*ч, а по факту видим, что она на уровне 117 млрд кВт*ч. Безусловно, это негативно повлияло на загрузку станций СГК, на маржинальную прибыль. На оптовом рынке электроэнергии и мощности мы потеряли (относительно первоначального плана) — 3,7 млрд рублей. Пугающие цифры.

Отдельная тема — собираемость дебиторской задолженности. В апреле мы были настроены очень пессимистично и прогнозировали серьезный спад, однако к концу года стало ясно, что значительного снижения собираемости так и не случилось. Отчасти потому, что мы стали ближе потребителю, создали доступную инфраструктуру для проведения онлайн-платежей. Но экономический кризис продолжается, возможно, мы еще почувствуем отложенный эффект. В общем, я продолжаю напряженно наблюдать и рисовать негативные тренды кривой собираемости.

Следующий показатель — ремонтные программы и поддерживающие вложения в генерирующие активы. В текущем году мы их немного оптимизировали, в пределах 4-5% от первоначального доковидного бюджета. Это те работы, которые можно перенести на следующий год, каким бы кризисным он ни оказался. При этом план вложений в поддержание теплосетевых активов не менялся. В апреле — мае было серьезное опасение, что эпидемиологическая обстановка может внести свои коррективы, но по факту, как говорят бюрократы, все в рабочем порядке — напряженно, но позитивно. Во всех городах присутствия подконтрольные теплосетевые компании получили своевременно паспорта готовности. 

Если подвести предварительные итоги исполнения бюджета 2020 года, то, относительно первоначального, доковидного плана, провал по маржинальной прибыли получился очень существенным — порядка 4 млрд рублей («на эти деньги можно было бы несколько новых электрофильтров построить»). Это ощутимый удар, но не критичный. Мы не подвели потребителей, сотрудников, стратегических партнеров — наши системы исправно функционируют и готовы надежно служить. Компания остается суперстабильной с точки бизнеса.

    

Сокращения/оптимизация

Никаких специальных программ по сокращению численности персонала мы не проводили. Этого не требовалось, так как у нас достаточно оптимальная оргструктура. Задача была и есть сохранить стабильность работы смен на тепловых станциях, наш менеджмент занимается этим круглосуточно.

По остальным расходам: на 2-3% оптимизировали эксплуатационные затраты на генерирующих объектах. Речь опять о переносе работ по техобслуживанию отдельных вспомогательных узлов на будущий год. 

Значительно, на 10-12%, сократили бюджет управленческих расходов текущего года. С весны управленческие офисы в регионах функционируют на 30% своих мощностей, а в Москве — на 10%. Персонал работает дома, что не требует значительных административно-хозяйственных расходов. Но долго функционировать в таком формате очень тяжело. Нам повезло с тем, что команда менеджмента давно сформирована, все чувствуют друг друга и понимают с полуслова. В этот дикий год данный фактор сыграл значительную роль. 

Павел Барило
Директор по экономике СГК

«Сокращение затрат в этом году — это как сбой дыхания в легкой атлетике — действие не смертельное, но требует аккуратного выхода на стабильную работу дальше. Оптимизация, которая была проведена в этом году, — это не отказ от проектов, а перевод их на следующий год, технологическая необходимость в них никуда не девается».


Рекордные годы

Мы вошли в суперрекордные годы по объему инвестиций. И в рамках изменения бюджета компании в июне инвестпланы были скорректированы минимально. Нам очень не хотелось замедляться из-за этого 2020 года, поэтому мы искали и находили варианты реализации инвестиционных планов.

Ожидаем, что в текущем году вложим более 12 млрд рублей (для сравнения: в 2019-м — 7 млрд рублей). 2020-й — стартовый год длительного инвестиционного цикла. Активный портфель проектов в настоящий момент составляет несколько десятков миллиардов рублей. И я считаю, что вне зависимости от суперкризиса нам удалось пройти первый год инвестцикла достаточно стабильно. 

Павел Барило
Павел Барило
Скачать

Напомню главные проекты инвестиционного цикла 2020–2022 годов:    

  • Экологическая модернизация Красноярской ТЭЦ-1. Уже вложено больше 2 млрд рублей, дальше — больше.

  • Выполнение инвестиционных планов по «альткотельной» в Барнауле, Красноярске и Канске.

  • В Барнауле в 2020 году вложено около 700 млн рублей. С начала перехода на новый метод тарифообразования (альткотельная) — 1,5 млрд рублей. А в целом будет под 4 млрд рублей и по концессионным обязательствам более 2 млрд.

  • В Красноярске в 2020 году вложено около 900 млн рублей. А в 2021 году планируется вложить в теплосетевое хозяйство 2,6 млрд рублей.

  • В Канске в 2021 году будем разворачивать программу на 450 млн рублей. В целом утверждена программа по вложению 1,4 млрд рублей в инфраструктуру на 10 лет.

  • В Черногорске в 2021 году развернемся на 1,5 млрд рублей по методу альтернативной котельной и еще на 0,5 млрд — по концессионным обязательствам.

  • Если всё пойдет по плану, масштабная программа может быть реализована в Кемерове: больше 2 млрд рублей за три года вложим в сетевые активы, при переходе на альткотельную — в разы больше, до 7 млрд. 

  • В Новосибирске по концессионным соглашениям в 2021 году собираемся инвестировать около 600 млн рублей. 

Дальше — больше. Всё зависит от стабильности модели возврата инвестиций.

        

    После сбоя дыхания — бюджет развития и стабилизации

    Каким будет бюджет-2021? Пока мы закладываем аккуратный рост спроса на электроэнергию. На тепловом рынке всё будет стабильно. Надеюсь, что и собираемость сохранится на прежнем уровне.

    После консолидации всех наших активов рост выработки должен увеличиться на 20%: в 2020 году она по прогнозам составит 64 млрд киловатт-часов, в следующем ожидаем роста до 77 млрд киловатт-часов.

    В бюджете, на бумаге, планируем восстановление системы управления — возвращение к доковидным процессам. Как будет в реальности — посмотрим.

    2021 год ожидается рекордным по инвестициям, компания намерена вложить более 25 млрд рублей:

    Скачать

     

    При этом максимальное количество инвестиций придется на 2022 год, когда случится пик финансирования по программе ДПМ-2. Ожидается, что размер вложений достигнет 30 млрд рублей. Честно сказать, это очень агрессивный план, какие-то космические, сумасшедшие обороты, и, возможно, что-то мы будем сдвигать на 2023 год. Потому что может просто элементарно не хватить рук и ресурсов.    

    Наверное, стоит отметить и положительный эффект от реализации наших планов для всей российской экономики и промышленности: оборудование, материалы, человеческие ресурсы, которые задействуем, — произведены внутри страны. Плюс это генерирует значительные налоговые отчисления в бюджеты регионов.

    В 2020 году мы направили около 7 млрд рублей налоговых платежей в адрес региональных бюджетов. В 2021 году наш бюджет предусматривает практически 10 млрд рублей. В 2022 и 2023 году — дальнейший рост этой суммы. Инвестиции начнут работать уже в экономической плоскости.

     

    «Откуда дровишки»?

    Всем интересно, откуда в наше непростое время берутся такие колоссальные средства? Могу пояснить, что для привлечения финансовых средств, мы задействуем все возможные инструменты: плату за техприсоединение, тарифные источники, собственную прибыль, кредиты и займы, господдержку (например, по программе Минстроя «60+»).

    При этом любые инвестиции требуют гарантированного последующего операционного потока, который обязан обеспечить возврат вложений. Таких масштабов инвестиции — это всегда дорога с двусторонним движением. Должен быть соответственный инвестиционный климат, гарантирующий будущее.

    В случае нашей отрасли порочный круг последних 20-30 лет выглядел так:

    Компания получает в собственность морально и физически устаревшее оборудование или теплосетевое хозяйство. На его поддержание требуется 90-95% от всего объема доходов. 5-10%, которые остаются и должны быть направлены на развитие,… тонут в решении проблем отсутствия инвестиционного климата. Без гарантий возврата — нет инвестиций. В итоге всеобщий упадок и уныние. 

    Объясню, почему. Если Барнаул решился на долгосрочный тариф, а Новосибирск не будет этого делать, то инвестиции пойдут, конечно же, в Барнаул. Это здравый смысл. Если ты будешь вкладывать весь мешочек с золотом в Новосибирск, то порушится всё, ведь там нет инструментов возврата.

    Поэтому модель долгосрочного тарифа (альткотельная) в настоящий момент — спасательный круг, который может разорвать порочную зависимость факторов.

    Если на рынке тепла нет инструментов, гарантирующих возврат, нужно стараться выживать за счет электроэнергии и расширения своего присутствия на этом рынке. Мы руководствуемся именно этим принципом: одновременно вкладываем в энергетику и стараемся настроить партнеров в регионах работать в длинную на тепловом рынке.