Когда удалиться невозможно. Андрей Вейт о работе в полном составе, звонках по пустякам и обедах на расстоянии

Когда удалиться невозможно. Андрей Вейт о работе в полном составе, звонках по пустякам и обедах на расстоянии

Около месяца прошло с тех пор, как сотрудники СГК начали постепенно возвращаться к прежнему, для многих все еще непривычному ритму удаленной работы. О том, как изменились будни сменного персонала станции рассказал заместитель начальника цеха по автоматизированным системам управления технологическими процессами турбинного цеха — Андрей Вейт.

— Андрей Александрович, почти вся страна начала работать вновь в удаленном режиме, а большинство сотрудников Абаканской ТЭЦ продолжают ходить на работу. Вас тоже я застала на своем рабочем месте. Не распространяются на вас общие правила или правда есть необходимость личного присутствия на производстве?

— У меня, конечно, есть возможность работать дистанционно, но не все вопросы можно решить, сидя за компьютером дома. Оборудование турбинного цеха сложное, требует пристального контроля круглосуточно и, несмотря на полную автоматизацию процессов, без людей нормально функционировать предприятие все-таки не сможет. Поэтому на станции всегда, днем и ночью, невзирая на пандемию, находится полсотни человек сменного персонала.  

Мне тоже на станции приходится бывать практически ежедневно. Редкий случай, когда я работаю из дома весь день, хотя удаленный доступ к рабочему столу мне предоставили еще с весной. Бывает так, что с утра я решаю вопросы из дома, а вот вторая половина дня проходит на производстве. Все зависит от того, какой функционал предстоит выполнить в течение дня.

— Какой функционал вы можете выполнять удаленно и что из дома сделать ну никак невозможно?

— Вот смотрите, удаленный рабочий стол дает мне возможность на расстоянии владеть всей информацией о том, что происходит в цехе. Я могу в любое время увидеть какое оборудование на данный час находится в работе, могу из дома контролировать заданные параметры, а также их изменение, выработку электрической и тепловой энергии, я даже буду знать температуру подшипников оборудования. Поставить задачи оперативному персоналу, дать наставления тем людям, которые находятся за пультом управления в данный момент, — все это возможно сделать удаленно.

Несмотря на пандемию многие вопросы решаются здесь — в рабочем кабинете Андрея Александровича
Несмотря на пандемию многие вопросы решаются здесь — в рабочем кабинете Андрея Александровича
Скачать

А вот непосредственное управление оборудованием, запуск тех или иных процессов, все манипуляции, которые нужно проделать руками — это все результат личного присутствия. Взять бульдозериста, как считаете, сможет он удаленно управлять своей техникой? Нет. Также и в нашем цехе.

Например, в круг моих обязанностей входит регулярный осмотр и выявление дефектов на оборудовании. Очевидно, что выполнить такую работу дома невозможно, за результаты осмотра несу ответственность я, поэтому в определенные дни мне просто необходимо бывать на станции. Кроме того, я провожу обязательные встречи с оперативным персоналом и не только для того, чтобы обсудить рабочие моменты. Моего личного присутствия требует выдача сотрудникам наряд-допусков на безопасное выполнение тех или иных работ.

На самом деле, перечень дел, которые невозможно сделать удаленно намного шире.

— Андрей Александрович, а когда вы работаете из дома, не появляется ощущение, что границы между домом и работой стерлись и ваш рабочий день стал бесконечным?

Как и большинство сотрудников СГК Андрей Вейт работает удаленно, но есть вопросы, которые можно решить только личным присутствием на Абаканской ТЭЦ
Как и большинство сотрудников СГК Андрей Вейт работает удаленно, но есть вопросы, которые можно решить только личным присутствием на Абаканской ТЭЦ
Скачать

— Нет, даже наоборот. Дистанционный режим работы, как лакмусовая бумажка выявил некоторые несовершенства в графике работы. Я больше стал ценить свое и чужое время. Если раньше мне приходилось звонить ребятам из сменного персонала по каким-то пустякам, потому что определенную информацию я получаю только от них, то теперь я их лишний раз не отвлекаю, просто подключаюсь к рабочему столу из дома, нахожу в программах все, что мне нужно и тогда уже решаю, стоит беспокоить специалистов или нет. Меньше работы, конечно, не стало, просто теперь я распределяю свое время так, чтобы не в ущерб работе, успеть что-то сделать из домашних дел.

— Но все же большую часть времени вы все-таки проводите в турбинном цехе?

— Конечно.

— Андрей Александрович, а можно сказать, что на станции как-то изменилась жизнь в период пандемии? Или все по-прежнему?

— О кардинальных переменах говорить не возьмусь, хотя я заметил, что сотрудников на территории Абаканской ТЭЦ теперь можно встретить гораздо реже. Раньше, например, в обеденный перерыв люди гуляли, в местах для курения народ собирался. Сейчас сотрудники стараются лишний раз без надобности не пересекаться.

— А как обстановка в вашем цехе? Может быть от вредных привычек кому-то удалось избавиться? Курить ребята не стали меньше?  

— Людей курящих, у нас в принципе не много. А если учесть, что трудовой процесс идет круглосуточно, плюс специально отведенных мест для курения на станции не много, то часто делать перекур не получается. А вообще, молодые ребята, которыми в последнее время пополняется наша команда, практически все не курят. И это радует.

— Я знаю, что сменный персонал даже на новогодние праздники никогда ни с кем не подменивается, и случается так, что в течение нескольких лет одни и те же сотрудники отмечают Новый год на станции. Как выстраиваете работу, если вдруг один или несколько человек вдруг заболели и на время выпали из жизни коллектива?

— Я сам, когда только устроился на станцию, первые два года новогоднюю ночь встречал на рабочем месте, это специфика нашей работы. Мы много праздников в году проводим вне дома, ничего не поделаешь и все люди к такому режиму быстро привыкают. На случай, когда человека надо кем-то срочно заменить, в штате предусмотрен резервный состав специалистов, которые в случае форс-мажора всегда смогут прийти на помощь коллегам.

— Андрей Александрович, как же вам удается соблюдать меры безопасности в условиях вашего постоянного присутствия на станции и большого круга общения с людьми?

— Мы очень ответственно подходим к вопросам соблюдения мер безопасности. Даже в столовой сложились свои правила, которые никто не решается нарушить, понимая всю серьезность эпидемиологической ситуации в республике. Например, за одним столом одновременно могут находиться два человека на расстоянии полутора метров, сами столы также расположены максимально далеко друг от друга и, конечно, никакого скопления народа в помещении.

Что касается щита управления, или других подразделений турбинного цеха, то единственным поводом собраться всем вместе может стать исключительно производственная необходимость. Естественно, с соблюдением всех мер безопасности. Маски, перчатки, постоянная обработка рук антисептиком, применение одноразовых полотенец и все те же пресловутые полтора метра между собеседниками.

Надо сказать, что мы соблюдали все эти правила не только в первую волну коронавируса, но и летом, когда эпидобстановка немного улучшилась.

— А в быту как бережетесь? Некоторые мои знакомые даже в магазин лишний раз не ходят…

— Лично я стараюсь не посещать места массового скопления людей, на работу добираюсь на личном транспорте, в обязательном порядке выполняю все меры безопасности- ношу маску, соблюдаю дистанцию… Здоровье сотрудников — наш приоритет, ответственность на нас возложена большая, поэтому подвести людей, ради которых мы ежедневно идем на работу, мы просто не можем.