О газификации, электрофильтрах и высоких трубах: в СГК в прямом эфире ответили на вопросы красноярцев

О газификации, электрофильтрах и высоких трубах: в СГК в прямом эфире ответили на вопросы красноярцев

Прямой эфир «Экологические задачи красноярских теплоэнергетиков» в сети «ВКонтакте» провёл издательский дом «Комсомольская правда — Красноярск». На вопросы аудитории отвечали заместитель технического директора Сибирской генерирующей компании по охране окружающей среды Константин Кушнир и заместитель директора Красноярского филиала СГК Анастасия Дьякова.
Вопросов о том, как теплоэнергетика влияет на окружающую среду и что СГК делает для сбережения окружающей среды, поступало много. Мы объединили их в пять тематических блоков.

 Прошло два месяца самоизоляции, а воздух в городе чище не стал. В этом виноваты ТЭЦ?


Природа пресловутого «чёрного неба» в Красноярске очень сложна. Её нельзя свести к исключительно работе теплоцентралей. На чистоту воздуха влияет множество факторов, о которых горожане зачастую не задумываются.

  • Незамерзающий Енисей. Пар от реки в холодное время года мешает ветру рассеивать вредные газы.
  • Падение скорости ветра. Она в Красноярске по целому ряду причин снижается год от года. За последние 10 лет среднегодовой показатель упал в два раза: с 7 до 3,5 м/с.
  • Расположение Красноярска. Сам город стоит в полуущелье, что не даёт ветрам как следует продувать его.

А откуда тогда берутся сами вредные газы? Вклад в загрязнение воздуха вносят и автотранспорт и заводы, и предприятия теплоэнергетики, и частный сектор. Все в разных объёмах, но участвуют. В те дни, когда в Красноярске скорость ветра 3,5 м/с и выше, проблем с качеством воздуха нет. А в период безветрия или, как его называют красноярцы, «чёрного неба», который чаще всего случается в феврале, воздух становится практически видимым.

Почему энергетики так много говорят про высоту труб? Потому что на высоте более 120 метров ветер есть всегда. И это важно для газообразных выбросов, которые с помощью высоких труб можно просто отвести за черту города. Сделать тоже самое с выхлопными трубами тех же автомобилей, невозможно.  В период пандемии смог наблюдался как раз в период безветрия.

Труба одной из малых котельных в Красноярске. По состоянию на лето 2020 года в городе действуют 28 таких объектов
Труба одной из малых котельных в Красноярске. По состоянию на лето 2020 года в городе действуют 28 таких объектов
Скачать


Количество автотранспорта на дорогах сократилось, но не до нуля. По данным сервисов «Яндекса», красноярцы числились в первых рядах нарушителей мер самоизоляции среди жителей других крупных городов. Остальные участники загрязнения воздуха: печи котельных, частного сектора, заводы, многие из которых относятся к непрерывному производству, продолжили работать.

Ну как так ТЭЦ могут быть невиноватыми? Вы же топите их своим бородинским углём — неэкологичным и плохим.


А почему бородинский бурый уголь плохой? В дыме от него нет многих вредных элементов, содержащихся в автомобильных выхлопах, например, бензпирена.

При сжигании бородинского угля образуется в два раза меньше золы в сравнении с кузбасским каменным, который ему часто ставят в пример. Содержание серы в топливе тоже незначительно — от 0,3 до 0,5%. Поэтому, согласно государственным нормам, класс опасности отходов, образующихся при сжигании угля из Бородино — пятый, самый безопасный.

Для всех трёх красноярских ТЭЦ бородинский уголь является проектным топливом по очевидной причине короткого «транспортного плеча». Это делает дешевле и конечную стоимость тепла для потребителей.

Но, конечно, всё это не отменяет необходимости модернизировать те станции, что были построены в доперестроечное время, при совсем другом отношении людей к экологическим проблемам. На старейшей красноярской ТЭЦ-1 эта работа уже идёт.

Ну строите вы фильтры эти. Всё равно потом отключать их будете. И почему они такие большие: несовременные, что ли?

 Выбросы золы подразумевает сама работа ТЭЦ. А фильтры с помощью электродов должны её «ловить», сохранив при этом исходную скорость частиц — очень высокую. Этим и объясняются такие впечатляющие размеры. Конструкция меньших размеров попросту бы не справилась с этой задачей.

«Отключить» электрофильтр энергетики не смогут при всём желании. Электрофильтр на ТЭЦ — это не фильтр для воды на кране, который можно снять в любой момент. Эти устройства связаны с котлами станции через газоходы. Поэтому они «вынуждены» работать вместе со всей теплоцентралью.

А эта ваша новая высокая труба — она золой потом все пригороды не засыплет, где дачи у людей?

Новая труба на ТЭЦ-1 (её запустят уже этим летом) действительно одно из самых высоких сооружений в городе: 275 метров. Но такой её сделали для того, чтобы газообразные выбросы рассеивались в верхних слоях атмосферы

А после установки и запуска всех электрофильтров выбросы пыли от ТЭЦ-1 сократятся: порядка 50 миллиграмм на кубический метр. Так что дачникам и сельчанам ничего не стоит бояться, хорошую работу нового природоохранного оборудования ТЭЦ-1 можно будет оценить по изменившемуся цвету дыма: с серого на белый.



Программа экологической модернизации ТЭЦ-1
Программа экологической модернизации ТЭЦ-1
Скачать



Всё равно я слышал, что газ лучше угля. Когда уже на него перейдём?

Строительство газопровода в принципе не является зоной ответственности СГК. Вмиг такое сооружение, конечно же, не появится, предварительные затраты для гипотетических строителей оцениваются схемой газификации в 150 миллиардов рублей. Сжигать газ без выбросов тоже невозможно. Они меньше угольных по объёму, но опаснее по структуре: там есть всё тот же бензпирен.

И, наконец, можно только гадать, а насколько подорожает тепло после гипотетического перехода на газ. Самый скромный прогноз — на 30%. Ведь газ дороже угля. А с точки зрения безопасности, прихотливее в условиях хранения. Это же касается и резервного топлива, которое обязательно должно быть на газовой станции. Яркий пример — Норильск.

Пар над Енисеем зимой. Фото Александра Черных
Пар над Енисеем зимой. Фото Александра Черных
Скачать

Самое же главное, что газопровод не устранит три важнейших предпосылки «чёрного неба» над Красноярском, о которых говорилось выше. Енисей так же не будет замерзать зимой, прежним останется рельеф вокруг города, да и ветер не станет быстрее. Экологическая перезагрузка Красноярска — это не только перезагрузка ТЭЦ, она должна касаться всех без исключения источников выбросов в Красноярске. Каждая труба до 100 метров должна быть посчитана и для неё выстроена перспектива снижения выбросов с учетом объемов и структуры. Это единственно возможный выход для избавления от «чёрного неба».
Тип контента