ЭХО: «Позеленеет» ли российская энергетика?

Николай Рогалёв — доктор технических наук, профессор, ректор НИУ «МЭИ», рассказал о том, какие вызовы сегодня стоят перед российской энергетикой.

— В 1999 году вы защитили докторскую диссертацию на тему «Экологические технологии в теплоэнергетике». Как вам кажется, за минувшие 20 лет российская энергетика стала более «чистой»?

— Безусловно, за эти годы вредное влияние энергетики на окружающую среду существенно снизилось. Снижение неоднородно, зависит от регионов и городов, но общая тенденция прослеживается везде.

— А если в цифрах?

— Картина по регионам довольно пестрая. «Прибавили» по экологическим показателям Татарстан, Чувашия, Белгородская область, Москва…

В Москве за последние пять лет выбросы от стационарных источников (объектов теплоэнергетики и МНПЗ) снизились на 12 %.

Да и в целом, сектор электроэнергетики Российской Федерации является одним из мировых лидеров в вопросах снижения выбросов вредных веществ и парниковых газов. К примеру, удельные выбросы СО2 на выработку электрической энергии (гСО2/кВт*ч) в целом по энергетике РФ (306 гСО2/кВт*ч) ниже, чем в США (412 гСО2/кВт*ч), Германии (434 гСО2/кВт*ч), Китае (661 гСО2/кВт*ч), значительно ниже среднемировых значений, и соответствуют Дании (302 гСО2/кВт*ч). Это реализовано, в том числе, за счет существенной доли «безуглеродной» генерации на ГЭС и АЭС (до 40%), существенной доле теплофикации.

— А в целом как сегодня вы бы охарактеризовали структуру нашей энергетики?

— Мы можем гордиться теми достижениями, которые есть в энергетике. И в дальнейшем, думаю, мы будем двигаться (а энергетика – это, безусловно, драйвер развития), опираясь на те ресурсы, которые у нас есть. Полагаю, что еще очень продолжительное время существенная доля энергетики РФ будет основана на ископаемых или органических видах топлива. У нас сохранится и будет развиваться значительная доля атомной энергетики, гидроэнергетики, по возобновляемым источникам энергии ситуация сдвинулась с мертвой точки.

— Вы считаете, сдвинулась? Но Россия не так активно переходит на ВИЭ, как остальной мир…

— В основе всего лежит экономика. Только наивный может думать, что раз солнце бесплатное, то стоит построить солнечную электростанцию и дальше все даром. Нужно понимать, что выработка энергии на основе ВИЭ носит стохастический (беспорядочный, непредсказуемый) характер. И чтобы добиться бесперебойных поставок и надежного обеспечения энергией потребителя, нужны существенные вложения. Далее, энергия присутствует во всех продуктах и услугах. Переход на дорогую генерацию неминуемо увеличит стоимость продукции и ухудшит конкурентное положение страны на мировом рынке.

В качестве примера можно привести Германию, где уже продолжительное время последовательно сворачиваются традиционные виды генерации энергии – атомная, угольная – и идет переход на ВИЭ. В ходе брекзита (Brexit) я, например, с удивлением узнал, что доля Великобритании во внутриваловом европейском продукте сейчас выше, чем доля Германии. Думаю, что дорогая немецкая энергетика – одна из причин ухудшающегося экономического положения страны. И могу выразить сожаление, что «зеленые силы», завладевшие общественным мнением, до конца не понимают, куда они ведут страну.

— То есть вы против перехода на ВИЭ?

— Моя точка зрения заключается в следующем: в тех районах, особенно изолированных, где есть большие трудности с ресурсами и электроснабжением, надо использовать различные виды энергии, включая возобновляемые, чтобы снизить стоимость и обеспечить комфортное проживание людей. Я говорю о гибридных установках, которые позволяют использовать и местный гидроресурс, и солнце/ветер, в зависимости от того, где находится регион.

— А как, по-вашему, должна выглядеть сбалансированная российская «энергетическая корзина»?

— Наверно так, как она выглядит сегодня. Если говорить про приоритеты, то нужно понимать, что мы самая северная страна в мире. В Канаде, например, самый северный город – Оттава – находится на широте Минска, это еще не холодно, а все, что выше, эксплуатируется в основном вахтовым методом. Люди летают, отрабатывают вахту, возвращаются. А сколько у нас городов-миллионников находятся выше этой широты? Понятно, что мы в таких суровых климатических условиях должны в первую очередь думать о том, чтобы у людей было тепло и электроэнергия. В этом смысле использование углеродных источников обеспечивает надежность электроснабжения.

— К 2050 году процентное соотношение генераций в России изменится?

— Я думаю, что соотношение по выработке энергии может меняться.

— Принципиально?

— Трендово, какого-то взрыва не случится. Сейчас наиболее остро стоит вопрос энергоэффективности. Сокращается комбинированная выработка энергии и тепла на теплоцентралях, потому что рынок несовершенен и сильно снижает конкурентность такой электростанции. При этом в физическом смысле, с точки зрения термодинамики, когенерация (совместная выработка энергии и тепла) — это самый эффективный метод, позволяющий экономить треть топлива. Мы сделаем большую глупость, если откажемся от него. И в этом смысле я бы не стал оглядывался на зарубежный опыт, потому что в российских климатических условиях он нам не подходит.

А что касается состояния энергетики через 30 лет, то повторюсь — мы будем иметь схожую с сегодняшней структуру, плюс в северных широтах и на Дальнем Востоке произойдет активное внедрение ВИЭ, всевозможных гибридных установок.

<...>

— А как вы относитесь к фискальным возможностям сделать энергетику зеленее? К введению углеродного налога?

— Я бы исходил из следующего: Российская экономика пока, к сожалению, не демонстрирует уверенного и высокого роста. И попытки нагрузить какую-то отрасль (например, энергетику) новыми поборами с тем, чтобы она в одночасье «позеленела», — несколько прямолинейные и наивные. В условиях сегодняшнего дня нужно действовать аккуратно, — ресурсы ограничены у всех. Начнет экономика расти не на один с хвостиком процент, а на 3-5%, появится и возможность активной модернизации энергетической инфраструктуры.

И еще момент. Не секрет, что отечественное машиностроение сегодня не выпускает эффективное энергетическое оборудование, соотносимое с тем, что есть на Западе или в Азии. А в условиях нарастающих санкций – это задача №1. Ставить перед энергетиками какие-то повышенные экологические требования в таких условиях не совсем верно – они занимаются ежедневной операционной деятельностью, а не разработкой и внедрением новых «зеленых» технологий.

Полную версию интервью смотрите на «Эхе Москвы»