Про зеленую энергетику в Европе

Про зеленую энергетику в Европе

Бытует мнение, что если заменить центральное отопление электрическим, а угольную генерацию на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), то всем станет хорошо. Но на практике мечты и реальность могут расходиться.
  
Разобраться в этом вопросе нам согласилась помочь красноярская журналистка Наталья Кобец, заместитель главного редактора газеты «Городские новости», которая давно пишет об энергетике. Она много путешествовала по миру — чтобы лучше разобраться в теме. Видела разные объекты генерации, общалась с производителями и потребителями энергии. И имеет о многих вещах собственное представление.
DSCF8772.jpg
Скачать

  — Наталья, расскажите о Европе — именно на нее кивают те, кто ратует за «зеленую» энергетику.

— Европа — понятие широкое. Юридически это единый организм, но каждая страна решает вопросы обеспечения себя энергоресурсами по-своему. В Черногории не существует ТЭЦ, и вообще тепловой генерации. Центрального отопления нет ни в каком виде. Либо на улице тепло, и дома «лето», либо на улице ноль или чуть ниже, и дома становится холодно. Особенно в старых каменных зданиях. Электрообогреватели, теплая одежда, пледы, одеяла — только так можно согреться у себя в квартире. У некоторых есть камины, но с ними все непросто: на их использование введены законодательные ограничения.
Нет центрального отопления в южных странах Европы: Италии и Испании. На тепловых станциях там производится только электричество.

Германия — большая страна, и у нее с Россией много общих проблем: экономических, этнических, экологических. Плотность населения там гораздо выше, и, конечно, по-другому устроена энергосистема. Города находятся на расстоянии 40-50-60-100 км друг от друга, и в каждом — свой источник энергии. В угледобывающих регионах — например, в Рейн-Вестфалии, есть станции на твердом топливе — не такие, правда, крупные, как в Красноярске.

— Что в Германии делается в плане улучшения окружающей среды?

— Этому уделяется большое внимание. Иногда складываются интересные ситуации. Город Даттельн в Рейн-Вестфалии на момент, когда я там была, обогревала старая угольная ТЭЦ. Визуально это 1/10 от Красноярской ТЭЦ-1. Нам показывали новую станцию, построенную взамен нее. С новым энергоблоком, современным очистным оборудованием, закрытым угольным складом, мощным электрофильтром — похожим, кстати, на электрофильтр на Красноярской ТЭЦ-3. Там предусмотрено и соблюдено все, что можно предусмотреть и соблюсти. Но пока шло строительство, ужесточились экологические нормативы. В итоге новая станция — в 1, 5 км от жилой зоны — попала в защитный периметр города. При этом старая находилась в 500 метрах, но ее никто не закрывал: она обслуживает не только город, но и железную дорогу. А новая — более технологичная и безопасная — не могла начать работать. Ее нужно было либо перенести дальше, либо «сдвинуть» границы города и предоставить людям новое жилье. Процедура согласования затянулась, хотя тепло и электричество нужно было всем. Такие вот парадоксы развитой демократии.
Старая станция в Даттельне
Старая станция в Даттельне
Скачать


Новая станция в Даттельне
Новая станция в Даттельне
Скачать


— В Германии широко используется ветрогенерация?

— Достаточно широко. Там разработана целая программа по ее поддержке. Жители вправе ставить ветряки для своих нужд, но при этом они все подключены к системе электроснабжения. Энергосистема должна выкупать у объектов микрогенерации лишнее электричество. А оно в несколько раз дороже, чем произведенное на той же угольной станции. Излишки раскидываются на всех потребителей и включаются в стоимость 1 киловатт-часа. То есть ветряки субсидируются за счет населения.

Желание жить в экологически чистой стране и развивать возобновляемую генерацию — это, конечно, хорошо, но, учитывая стоимость электроэнергии в Европе, я не была бы так оптимистична. Это дорогой ресурс.

— Насколько дорогой?

— Суммы могут сильно отличаться. Они складываются из того, сколько ты фактически потребил, и фиксированной платы за подключение к сетям. То есть надбавки за то, что у тебя в доме есть сети, и их кто-то обслуживает. Такие надбавки есть практически во всех европейских городах с единой энергосистемой.

— Можно ли в принципе отказаться от традиционной генерации в пользу ВИЭ?

— Есть глобальное исследование в области энергетики. Оно говорит, что к 2050 году традиционная генерация может быть заменена возобновляемыми источниками. Теоретически мы можем перестать отапливаться паром перейти на электроэнергию. Но возникают вопросы: мы должны начать производить ее много или как-то копить? И, кстати, производство накопителей «зеленой» энергии тоже достаточно вредно с точки зрения утилизации химических хвостов. Да и сами аккумуляторы – один из самых опасных видов отходов. Сложно говорить, что это однозначно благо. Ну и, надо понимать, что переход на энергию ветра и солнца отразится на стоимости тепла. Готовы ли условные красноярцы платить 5 тысяч рублей за отопление?

Если вернуться к Европе, и конкретно к Германии, то есть еще один важный момент. Капитализм там — с очень человеческим лицом. Есть коллективные договоры, которые должны соблюдаться. Любое закрытие, приостановка производства — это довольно приличные деньги: людей надо чем-то занять, возможно, переобучить. Если, предположим, что в Рурской области, где основное занятие — угледобыча, закрыть шахты, то людям нужно будет обеспечить социальный пакет. Компания не может просто взять, повесить замок на ворота и сказать: все свободны. Это серьезные затраты, которые лягут в тариф. Чудес не бывает. За все всегда платит конечный потребитель. Потому что где компания найдет эти деньги, кроме как не у потребителя? У кого она их возьмет? У государства? Государству тоже платит налоги потребитель, и там учтены все эти прекрасные удобства, весь этот комфорт, вся социальная ответственность.

— А солнечные батареи — это тоже не «чистое» производство?

— Безусловно, оно тоже токсичное. Солнечная станция пока – опытный полигон. Мы что-то делаем, смотрим, как это работает. Вопросы токсичности немножко опускаются. Это тоже вопрос дискуссионный. Как спор об автобусах, троллейбусах, трамваях — что экологичнее? По большому счету, само по себе существование человека на этой планете уже нарушает экологический баланс. Поэтому абсолютно правильных решений нет, как и абсолютно неправильных.
Не совсем понятно, как можно в России включить в общую энергосистему ветряки и маленькие солнечные станции. Об этом идет речь в законе об источниках микрогенерации, которые Госдума рассматривает в первом чтении. Подразумевается, чтобы энергосистема выкупала у этих источников излишки электроэнергии. Но в Сибири надо отдельно изучать, будут ли эти излишки? Потому что для тех же ветряков, если мы говорим о плюс-минус промышленном производстве энергии, лучше всего подходят Арктика, побережье Диксона, где есть устойчивые ветры нужной интенсивности. А в центральной зоне Красноярского края, при всем ее природном разнообразии, их нет.

В Абакане есть солнечная станция — в хорошем, благоприятном месте. Но, насколько я помню, коэффициент использования ее установленной мощности не превышает 25 %. Вопрос: насколько это эффективно?

— Как, на ваш взгляд, организовать энергообеспечение разумно?

— Нужно брать те ресурсы, которые доступны. В регионах, таких, как Красноярский край, оправданно преобладание угольной генерации. У нас много угля, не надо копать глубокие шахты, все разрезы открыты. Снимается верхний слой земли, под ним – пласт угля. Добывай — не хочу. На сегодняшний день в наших условиях — исторических, географических, экономических — это самый выгодный способ добычи ресурсов для производства тепла и света.
Ну а центральное отопление – система, которую мы используем, это достижение Советского Союза и наше, наверное, самое большое счастье. Потому что отапливаться электричеством гораздо дороже, чем паром.

Мы на самом деле становимся сильно зависимы от электроэнергии. И вопрос, как мы ее производим, сколько мы ее потребляем. Я думаю, что мы рано или поздно перейдем к очень конкретным подсчетам. Как сейчас идет движение Zero Waste (нулевое производство мусора), то, я думаю, что рано или поздно мы будем считать, какой след мы оставили. Вот авиакомпания должна отчитываться за объем выброшенного углекислого газа. Если вы билет свой смотрели электронный, там обязательно написано: объем углекислого газа выброшенный – такой-то. Я думаю, мы будем считать еще количество ресурсов загрязнений, то есть какой ценой нам достался тот объем электричества, который мы привыкли потреблять. Думаю, что мы к этому придем. Потому что мы либо все-таки как-то начнем осознавать свое присутствие, не искать виноватых, а искать какие-то компромиссы и оптимальные решения, либо нет.
HJH_1275a.jpg
Скачать


На чем экономят немцы

Рейхстаг в Берлине — это исторические стены, а внутри абсолютно современное здание, оборудованное с учетом энергосберегающих технологий. Там есть световые колодцы. Они собирают солнечный свет и с помощью специальных зеркал передают его в главный зал заседаний. Таким образом экономится электричество, за которое пришлось платить бы огромные деньги.

Продолжение интервью следует — в следующей части беседы мы говорили с Натальей о том, как устроена энергетика стран Прибалтики