Три факта о Новосибирской ТЭЦ-3

Три факта о Новосибирской ТЭЦ-3

В начале 2018 года все новосибирские ТЭЦ вошли в структуру холдинга «Сибирская генерирующая компания» (СГК). Пока четыре теплоцентрали работали в структуре «Новосибирскэнерго», затем переродившейся в «СИБЭКО», никого в городе, в принципе, они не интересовали. Это нормально – свет в домах горит, горячая вода течет, батареи зимой греют. Откуда берутся эти блага – вопрос, интересующий лишь специалистов. Но приход в столицу Сибири СГК заставил гражданских активистов, вездесущих экологов и «независимых» депутатов обратить внимание на энергетику. Тем более что новый собственник энергосистемы начал с места в карьер, запланировав перевести самую мощную в городе ТЭЦ-5 на сжигание непроектного топлива – бурых углей Канско-Ачинского бассейна. 

«Кислород.ЛАЙФ» уже описывал эту историю. Мнение нашей редакции – малопонятный обывателям протест, инспирированный рядом общественников, стал, скорее, попыткой «прощупать» крупного новичка. И показать, что в Новосибирске тоже могут, поднапрягшись, озаботиться экологией угольной генерации – хотя в отличие от соседнего Красноярска, эта тема в городе на Оби никогда не вставала столь же остро. Не будем кривить душой – большинство в Новосибирске узнало о том, что угли на ТЭЦ жгут разные, только в начале этого года. А 20 сентября в городском Совете депутатов прошло первое заседание специальной рабочей группы, созданной специально для контроля над выбросами ТЭЦ-5. 

«У вас же есть бурый уголь: новосибирская ТЭЦ-3 же всю свою сознательную жизнь жжет его — и ничего»
Михаил Кузнецов   
генеральный директор СГК   

Мы решили проверить, насколько это «ничего», сказанное Кузнецовым, соответствует реальности – и съездили на ТЭЦ-3. Если вам лень читать дальше, то вот краткое резюме: станция работает уже 76-ой год, марки бурого угля Канско-Ачинского бассейна здесь сжигают с середины 1970-х. Проблем, связанных с влиянием именно этого типа угля на экологию города, никогда не возникало. При этом ТЭЦ-3 является одним из самых эффективных производителей электричества в ОЭС Сибири в целом: коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) достигает высоких для угольных генераторов 60% (лучше в Новосибирске – только у ТЭЦ-5, которая по специфике загрузки работает как ГРЭС). Если учесть, что в себестоимости киловатта не менее трети приходится на топливо, можно констатировать – в немалой степени высокие производственные показатели ТЭЦ-3 обеспечивают именно проектные угли. Поступающие, кстати, с того же Бородинского разреза СУЭК, с которого СГК планирует обеспечивать и ТЭЦ-5.


фото_32.jpg





Факт первый – исторический: Третья, но четвертая

Начнем с истории. Собственную электростанцию при комбинате «Сибкомбайн» (будущий «Сибсельмаш») решили строить еще в 1933 году, но к рытью котлована приступили лишь в 1939-м. В первую очередь ТЭЦ-3 входила установка двух теплофикационных турбоагрегатов мощностью 25 МВт каждый и двух паровых котлов производительностью по 200 тонн в час (технологический пар был нужен заводам). Выбор места – в левобережной части Новосибирска, по соседству с ТЭЦ-2, которая к тому времени стала уже самой мощной электростанцией Новосибирска, был предопределен близостью к реке Обь (это позволило организовать открытый водозабор и не строить градирни). А также отработанной к тому времени логистикой поставки кузнецких углей. 

Началась война, в Новосибирск пошли эшелоны с оборудованием заводов, фабрик и… электростанций. В книге «Большая энергетика Новосибирска», изданной в 2006 году, прямо говориться о том, что «кроме турбины, двух котлов, и некоторого вспомогательного оборудования, полученных до войны, все остальное комплектовалось за счет того, что эвакуировалось с запада: с Каменской ТЭЦ Донбасса, Каширской ГРЭС, Харькова, Ростова». Уже 2 октября 1942 года ТЭЦ-3 приняла первую промышленную нагрузку – эту дату с тех пор считают днем рождения станции. В октябре 1943 года здесь запустили второй турбогенератор мощностью 25 МВт, что позволило включить в работу прокатный стан Новосибирского металлургического завода. С тех пор «паровые» связи с крупными соседями – «Сибсельмашем» и НМЗ им. Кузьмина – у ТЭЦ-3 не обрывались до 1990-х, когда промышленные гиганты в одночасье стали рыночными карликами. 

После войны мощности станции утроили – до 150 МВт. В 1948 году здесь смонтировали и ввели в строй турбогенератор №3 на 50 МВт – в то время самый мощный в новосибирской энергосистеме. 

«Расширение тепловых станций происходит очередями. то обычная практика для таких объектов: растет потребность – наращивают мощности. До 1970-х на станции работали все три очереди, а самый первый турбоагрегат, с вензелями «Электросилы» и именем Сталина, мы используем, хоть и не часто, до сих пор»
Геннадий Кураков  
директор ТЭЦ-3  

К началу 1970-х, когда в Новосибирске уже работала ГЭС, а при НЗХК функционировала ТЭЦ-4, было принято решение радикально увеличить мощности ТЭЦ-3 – до 550 МВт. Для этого в 1970-1976-е годы здесь был реализован самый масштабный за всю историю станции инвестпроект – строительство «четвертой очереди»: вплотную к старому корпусу был пристроен новый, с таким же, но более мощным конвейером подачи угля. В нем установили восемь котлов БКЗ-320/140 и пять турбоагрегатов (три по 100 МВт, два – по 40 МВт), с поперечными связями; смонтировали установки для обессоливания воды на 320 тонн в час и подпитки теплосети на 900 тонн в час. Увеличили и емкость угольного склада (до 300 тыс. тонн). 


Интересно, что именно тогда и было решено перевести ТЭЦ-3 на сжигание бурых углей Канско-Ачинского бассейна. О причинах такой «топливной революции» сегодня можно только гадать. 

«Перевод на другие марки угля, как вы себе его представляете, здесь тогда не случился. Четвертая очередь действительно сразу же была спроектирована для сжигания бурых углей, но на котлах третьей очереди продолжали сжигать каменный уголь – иначе невозможно, они были спроектированы именно под них. И последующие годы на ТЭЦ-3 было, так сказать, совместное сжигание двух видов угля, но на разных котлоагрегатах. Это все закончилось, по сути, лишь в конце 2014 года, когда мы окончательно вывели из эксплуатации «старые» котлы. Но фактически мы на них не работали уже лет 8-10, используя только котлы БКЗ на буром угле»
Дмитрий Лисьев   
начальник производственно-технического отдела ТЭЦ-3


фото_30.jpg

В начале 1970-х было принято решение радикально увеличить мощности ТЭЦ-3 – до 550 МВт. Для этого в 1970-1976-е годы здесь был реализован самый масштабный за всю историю станции инвестпроект – строительство «четвертой очереди».


Факт второй, технический: вторая после пятой

Хотя ТЭЦ-3 рождалась в годы войны, 75-летний юбилей, который здесь отметили в октябре прошлого года, не относится к «железу» - оно моложе стен. Практически все морально и физически устаревшие агрегаты здесь давно вывели из эксплуатации. Зато в 2005 году ввели в работу турбину Т-110-130 мощностью 110 МВт. А с 2010 года на ТЭЦ-3 провели реконструкция трех Т-100, или «соток» (именно так называют одну из самых распространенных на территории бывшего СССР моделей турбины с отбором пара на теплофикацию). Пуск модернизированной турбины №11 состоялся в ноябре прошлого года. В обновление отработавшего к тому времени более 30 лет агрегата было инвестировано 423 млн рублей. В результате вложенных инвестиций ресурс работы оборудования ТЭЦ-3 был увеличен до 2050 года. 

В августе на станции закончили ремонт двух паропроводов, которые работали с 1972 года. Инвестпроект стоил более 100 млн рублей. Далее у «СИБЭКО» в планах стояла реконструкция котельных установок: в предстоящие пять лет на это планировали потратить около 7 млрд рублей. Программу модернизации станции в СГК, вероятно, ждет ревизия. Но вряд ли в сторону сокращений. Дело в том, что, в отличие от самой старой на данный момент ТЭЦ-2 и исторически «проблемной» ТЭЦ-4, третья ТЭЦ демонстрирует высокие показатели эффективности – себестоимость производства киловатта позволяет этому угольному генератору успешно конкурировать на ОРЭМ и эффективно работать даже в режиме конденсации. Удельный расход топлива стабильно держится ниже 300 г/кВт*час.

Рекорд по выработке был поставлен в 2016 году – свыше 2,6 млрд кВт*час. Да и в прошлом году до этого объема не хватило самой малости. По данным Новосибирского РДУ, всеми тепловыми станциями Новосибирской области по итогам 2017 года было произведено более 11,6 млрд кВт*часов; за вычетом небольшой Барабинской ТЭЦ, на долю ТЭЦ-3 в энергосистеме региона приходится порядка четверти.


фото_23.jpg

ТЭЦ-3 демонстрирует высокие показатели эффективности – себестоимость производства киловатта позволяет этому угольному генератору успешно конкурировать на ОРЭМ и эффективно работать даже в режиме конденсации.



выработка ээ.jpg

При этом средняя используемая мощность станции близка к установленной, что выделяет ТЭЦ-3 в ряду «коллег», за исключением пятой теплоэлектроцентрали. За счет того, что станция строилась очередями, у нее в структуре – оборудование, работающее на разных параметрах пара. Плюс ко всему поперечные связи между котлами и турбинами, что, впрочем, типично для угольных генераторов (ТЭЦ-5 построена по блочной системе). Разнообразна и схема выдачи мощности: связь с ОЭС Сибири идет через ОРУ по линиям 110 и 220 кВ, но при этом станция имеет распределительные устройства 10 и даже 6 кВ (последнее – для собственных нужд). «Благодаря такому разнообразному подключению к схемам выдачи мощности, мы обеспечиваем энергоснабжение потребителей разного класса напряжение», - подчеркивает Геннадий Кураков.

На самой ТЭЦ-3 подчеркивают – станция, прежде всего, тепловая. Коэффициент использования тепловой мощности (КИУТ) у нее самый высокий в Новосибирске. И по отпуску тепла ТЭЦ-3 занимает особое положение: обеспечивает отопление и горячее водоснабжение Ленинского и Кировского районов, или более 65% всего Левобережья Новосибирска (это больше 500 тыс. потребителей – треть населения города!).



выработка тепла.jpg

Факт третий, топливный: меньше нормативов

Мы стоим на бетонной площадке, с которой открывается величественный вид на открытый склад хранения бурого угля – в начале сентябре площадка заполнена под завязку. Накануне отопительного сезона это необходимая мера. Напротив – линия подачи вагонов на вагоноопрокидыватель. За ней пустует склад для каменного угля. 

«Способы безопасной разгрузки и хранения именно бурового угля на Новосибирской ТЭЦ-3 успешно реализованы, и позволяют соблюдать соответствующие противопожарные и экологические требования»
Владимир Барков   
начальник цеха топливоподачи ТЭЦ-3

Долгие годы со стороны улицы Большой не было стены – уголь сильно пылил, пока в 2000-е в том районе не начали расти жилые массивы, а за ними – поток автотранспорта. Тогда на ТЭЦ-3 было принято решение возвести бетонное ограждение. Стенка не только сдерживает пыление, но и снижает риск возгораний. Для этих же целей бурый уголь периодически уплотняют бульдозерами. Пыление при разгрузке побеждают, разбрызгивая воду через форсунки.

Чтобы вы оценили масштабы работы топливного цеха, назову лишь пару цифр: в зимний сезон на ТЭЦ-3 ежедневно сжигается около 8 тыс. тонн угля, это две, как говорят на станции, «кольцовки» (по 65 вагонов в каждой). Как вспоминает Геннадий Кураков, в один из самых холодных 2010 году, на который к тому же пришлись повышенные нагрузки на все тепловые станции Сибири из-за аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, на ТЭЦ-3 израсходовали порядка 1,8 млн тонн угля. В самые напряженные месяцы отопительного сезона станция сжигает по 250-260 тыс. тонн угля. А в среднем, в обычные годы, расход топлива составляет 1,5-1,6 млн тонн ежегодно. 

«Бурые угли Канско-Ачинского бассейна являются малосернистым и малозольным топливом с достаточно высоким выходом летучих веществ», - говорится в Схеме теплоснабжения Новосибирска до 2033 года. Их теплотворная способность – 3300-4011 ккал/кг, а зольность – порядка 5-7%. Для сравнения: у марок каменного угля, сжигаемых на трех других ТЭЦ Новосибирска (при более высокой теплотворности), зольность – 15-18%. 

«Мы сжигали разные бурые угли. Например, Бородинский, Сереульский, Переясловский, Назаровский. Это все месторождения Канско-Ачинского бассейна, марки, по сути, одинаковые, но у них есть различия по калорийности и зольности. Котлоагрегаты, если так можно выразиться, это чувствуют. При сжигании Сереульского и и Переясловского углей, например, их необходимо было смешивать в определенных пропорциях, чтобы добиться средней калорийности для нормального процесса сжигания. Наиболее оптимален для нас Бородинский уголь, эта марка полностью ТЭЦ-3 устраивает»
Дмитрий Лисьев  
начальник производственно-технического отдела ТЭЦ-3

фото_12.jpg

В зимний сезон на ТЭЦ-3 ежедневно сжигается около 8 тыс. тонн угля, это две, как говорят на станции, «кольцовки» (по 65 вагонов в каждой). К отопительному сезону склад заполняют полностью - до 300 тыс. тонн.

По оценкам Геннадия Куракова, в год на ТЭЦ-3 образуется около 110-130 тыс. тонн золы. Что касается выбросов в атмосферу, то самые крупные в натуральном выражении объемы выбросов фиксируются по диоксиду серы, диоксиду и оксиду азота, а также золе. Показатели по СО2 и саже незначительны, а меньше всего ТЭЦ производит бенз(а)пирена – буквально пару десятков килограммов в год. И все - существенно ниже нормативов.

Важно понимать, что угольная ТЭЦ остается угольной, на каких бы марках угля она не работала. Это значит, что главное не то, что сжигают в топках, а как сжигают. Как и на всех станциях СГК, на ТЭЦ-3 установлены надежные и эффективные электрофильтры с коэффициентом улавливания в 98%. Высота дымовой трубы – 120 метров, это обеспечивает эффективное рассеивание дымовых газов.

«Постоянно проводимое на ТЭЦ техническое обслуживание, ремонт и модернизация природоохранного оборудования, а также строгий производственный контроль обеспечивают соблюдение разрешенных объемов выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух», - говорится в экологическом обзоре Новосибирска за 2015-2016 годы (они публикуются на сайте департамента ЖКХ и энергетики мэрии Новосибирска, вот ссылка). 

«Мы работаем на бурых углях уже долгие годы. Но для нас это изначально проектное топливо. Важно при переводе котлов на сжигание бурого угля участь все особенности их эксплуатации и неукоснительно соблюдать действующие технические требования. Во всяком случае, опыт сжигания бурых углей в Новосибирске накоплен. Для города это не новое топливо. Конечно, есть определенные требования к бурым углям – например, при хранении их нужно сильнее, чем каменные, уплотнять и увлажнять. При сжигании в котлоагрегатах необходимо отслеживать показатели содержания кислорода в трактах пылесистем, чтобы избегать образования взрывоопасной смеси. Нужно бороться с отложениями пыли, проводить своевременную уборку площадок котлов, тракта топливоподачи. В этом и заключается некоторая особенность использования именно этого вида топлива – обеспечение пожарной безопасности и при разгрузке, и при хранении, и при сжигании. Но все это не какие-то сложные меры – и они типичны для всех угольных электростанций»
Геннадий Кураков   
директор Новосибирской ТЭЦ-3


Подготовлено порталом Кислород.Лайф

Вверх
Тип контента
Поделиться