Председатель Общественного совета при РЭК Кемеровской области Александр Лавров: «Тариф растет – Кузбасс уходит в минус. Почему?»

Председатель Общественного совета при РЭК Кемеровской области Александр Лавров: «Тариф растет – Кузбасс уходит в минус. Почему?»

С 1 июля по всей стране вновь подорожали коммунальные услуги. Почему кузбассовцы платят все больше, а инженерная инфраструктура городов региона продолжает ветшать, рассказывает и поясняет на примерах председатель Общественного совета при Региональной энергетической комиссии (РЭК) Кемеровской области, доктор экономических наук, профессор Александр Лавров.


— Александр Михайлович, постановлением Правительства РФ предельный индекс изменения платы граждан за коммунальные услуги с июля текущего года установлен для Кемеровской области на уровне 5,9 %. Это весьма высокий показатель роста .Почему на фоне разговоров о сдерживании тарифов власти приняли решение пойти на такое увеличение нагрузки на население региона?

— Прежде всего, для понимания сути этой достаточно сложной проблемы, давайте разберемся с тремя показателями.
  • Показатель № 1 – тариф на коммунальную услугу.
  • Показатель № 2 – размер социальной поддержки граждан на оплату коммунальной услуги.
  • Показатель № 3 – плата граждан за коммунальную услугу. Плата граждан за коммунальную услугу определяется по простой формуле: тариф минус социальная поддержка.
При этом нужно учитывать, что определение величины каждого из трех показателей находится в ведении разных органов. Тарифное регулирование в Кузбассе – прерогатива Региональной энергетической комиссии Кемеровской области. Установлением размера социальной поддержки граждан и, как следствие, платы за коммунальные услуги занимаются представительные органы местного самоуправления (городские и районные советы народных депутатов).

Так вот 5,9 % для Кузбасса – это не рост тарифа, а предельный индекс увеличения совокупной платы населения за коммунальные услуги в среднем по Кемеровской области. 
Приведу пример. В Кемерове услугу холодного водоснабжения оказывает ОАО «СКЭК». С 1 июля 2018 года тариф на холодную воду для горожан вырос на 4 % до 37,31 рубля (здесь и далее все данные указаны с учетом НДС. – Прим. автора) за один кубометр. В то же время величина социальной поддержки снизилась на 13,3 % до 4,55 рубля за «куб». Соответственно, платить кемеровчане за холодную воду стали 32,76 рубля за кубометр, или на 7 % больше.

Другой пример – теплоснабжение. В областном центре основным поставщиком этой коммунальной услуги является АО «Кемеровская генерация» (входит в СГК). Тариф на тепло для горожан, которые проживают в зоне его ответственности, с начала июля увеличился на 4,4 % до 1444,36 рубля за одну гигакалорию. Величина социальной поддержки выросла на 2,8 % и достигла 699,1 рубля. Вычисляем разницу и получается, что плата граждан за отопление теперь составляет 745,26 рубля за гигакалорию, прирост – 5,9 %.

Кузбасс на текущий момент остался единственным регионом в России, где имеет место существенная разница между тарифом и платой населения за коммунальные услуги. Эта разница колеблется по муниципальным образованиям в пределах 25-90 % от тарифа. В других регионах России плата граждан принимается равной экономически обоснованному тарифу, который утверждает РЭК. В наших же условиях серьезное увеличение предельного индекса изменения платы за коммунальные услуги для населения Кемеровской области носит вынужденный характер. Региону необходимо преодолеть разрыв между тарифом и платой, чтобы снять барьер на пути развития коммунальной инфраструктуры.
  
— Почему разрыв между тарифом и платой за коммунальную услугу стал проблемой? Почему заговорили о том, что, например, теплотрассы и водопроводные сети изношены, котельные работают на пределе, канализацию надо срочно ремонтировать. В Кемеровской области высокий уровень платежной дисциплины населения. Куда в таком случае уходят деньги граждан?

— У нас в регионе действует специфичная «кузбасская модель оплаты коммунальных услуг», которая и «уводит в минус» коммунальный сектор. Этот «треугольник» образуют три участника: население (потребитель услуг), ресурсоснабжающие организации (РСО,поставщик услуг) и консолидированный бюджет региона.

Ежегодно жители Кемеровской области платят за различные коммунальные услуги ресурсоснабжающим организациям около 32 миллиардов рублей. Подчеркиваю, не по тарифам, а в соответствии с той величиной платы за коммунальные услуги, что установили для них органы местного самоуправления. Консолидированный бюджет в качестве льгот и субсидий, которые положены социально незащищенным категориям граждан, перечисляет им напрямую более 5 миллиардов рублей в год. Помимо этого, бюджет несет на себе нагрузку по компенсации выпадающих доходов (КВД) ресурсоснабжающих организаций. Что это? А это как раз недополученные доходы РСО за счет разницы между тарифом и платой населения за коммунальные услуги. Объем КВД по Кузбассу составляет почти 11 миллиардов рублей ежегодно. Естественно, чем выше тарифы, тем больше компенсация. Таким образом, консолидированный бюджет региона суммарно несет нагрузку по предоставлению населению коммунальных ресурсов на сумму свыше 16 миллиардов рублей каждый год.
  
Тогда в чем же проблема? А проблема в следующем. Население Кузбасса, и тут вы совершенно правы, в целом платит за коммунальные услуги исправно. Бюджет также регулярно перечисляет деньги напрямую льготникам и получателям субсидий из числа малоимущих граждан. Все дело в том, что в условиях дефицита бюджета Кемеровская область на протяжении последних лет систематически накапливает задолженность перед поставщиками ресурсов по компенсации КВД. В результат, им не хватает средств на поддержание в исправном состоянии оборудования котельных, сетей горячего и холодного водоснабжения, канализации и т.п. Поэтому в целом ряде городов и районов Кузбасса коммунальная инфраструктура работает на пределе, запас прочности исчерпан и нет возможности его восполнить. При этом, одно дело – крупная ресурсоснабжающая организация, которая может привлечь заемное банковское финансирование (естественно, не бесплатно) на реализацию ежегодной ремонтной программы. Другое дело – малые РСО, для которых недополучение якобы гарантированных в тарифе доходов оборачивается катастрофой. И нам всем миром приходится зимой спасать оказавшиеся на грани замерзания поселки, где в холода выходят из строя ветхие котельные и тепловые сети. Такие примеры, увы, в регионе есть.

— Какие варианты выхода из этой ситуации? И насколько решение проблемы окажется кузбассовцам по карману?

— Я бы выделил несколько моментов, которые мы в том числе обсуждали с коллегами на заседаниях Общественного совета при РЭК Кемеровской области. Прежде всего, надо обеспечить в регионе поэтапный ускоренный, то есть с опережением инфляции, процесс перехода на 100 % оплату населением коммунальных услуг по тарифам. Созданная в Кузбассе система социальной поддержки должна при этом быть переориентирована в сторону усиления оказания прямой адресной поддержки малоимущих граждан. Соответствующие предложения в апреле этого года Общественный совет при РЭК направил в адрес тогда еще врио губернатора Кузбасса Сергея Цивилёва. Судя по тому ответу, который мы получили, областные власти понимают проблему и заняты поиском оптимального решения.

Далее, в Кемеровской области надо ликвидировать компенсацию выпадающих доходов ресурсоснабжающим организациям из бюджета. Она по объему вдвое больше, чем существующие прямые льготы и субсидии населению. Отменяя КВД, регион получает в бюджете дополнительные возможности для усиления поддержки социально незащищенных жителей. 

Сейчас идет обсуждение проекта Стратегии Кемеровской области до 2035 года. Мой многолетний профессиональный опыт как специалиста в сфере региональной экономики подсказывает, что нам нужно сообща в рамках реализации Стратегии попытаться в течение ближайших двух лет, пока открыто «окно возможностей», сделать рывок, который позволит отказаться от «кузбасской модели оплаты коммунальных услуг». В качестве пилотного проекта можно опробовать новую систему на городах, получивших статус территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Например, в Новокузнецке, где население сейчас платит за коммунальные услуги 76 % от утвержденного тарифа, а сам город – это тугой клубок коммунальных проблем. Отказ от КВД позволит снять барьер для притока инвестиций и в «большую энергетику», и в коммунальный сектор города. А значит, создать инфраструктуру для развития бизнеса и социальной сферы в городе. Параллельно во всех других муниципальных образованиях запустить процесс постепенного перехода на 100 % оплату. Да, придется подтянуть ремни. Да, придется провести кропотливую работу с населением, объяснить каждому, помочь самым нуждающимся. Но будет ясна цель – стимулирование развития экономики, создание новых рабочих мест, повышение заработной платы. Самое главное – дать людям возможность зарабатывать и тогда они будут готовы платить за комфорт полным рублем.

Источник: газета «Кузбасс»



Вверх
Поделиться