Юрий Шейбак: «Готовы обсуждать даже заморозку тарифов»

Юрий Шейбак: «Готовы обсуждать даже заморозку тарифов»

В начале ноября Горсовет Кемерова на чрезвычайном (!) заседании поддержал инициативу о повышении платы граждан за жилищно-коммунальные услуги с 1 июля 2020 года на 15%. Днем ранее аналогичное решение согласовали депутаты Новокузнецкого городского совета. Корреспондент sibgenco.online обратился за разъяснениями к директору Кузбасского филиала Сибирской генерирующей компании и по совместительству депутату областного парламента Юрию Шейбаку.

DSC_1906.jpg
Cейчас в Кемерове доля платы населения за отопление составляет немногим больше 50% от тарифа, в Новокузнецке — на уровне 60%

ПРОТИВОШОКОВАЯ ЗАМОРОЗКА?

— Кузбасские СМИ с тревогой информируют о чрезвычайных заседаниях городских советов сразу в нескольких муниципальных образованиях и принятии решений о повышении тарифов за ЖКУ на 15%. Что всё это значит?

Юрий Шейбак: Никакого решения о повышении тарифов пока нет, журналисты просто не разобрались.

— А что есть?

Ю.Ш.: Есть многолетняя проблема, которую в этом году надеемся начать решать. В Кузбассе так сложилось, что население не полностью оплачивает услуги ЖКХ: существует серьезная разница между начисляемой по экономически обоснованным, утвержденным тарифам платой и фактической платой граждан за коммунальные услуги, которую для них по различным видам коммунальных услуг устанавливают муниципалитеты. По региону эта фактическая плата населения колеблется в пределах 25–90% от платы, начисляемой по тарифам. Остальная часть дотируется из консолидированного бюджета области. Официально это называется компенсацией выпадающих доходов (КВД) ресурсоснабжающих организаций. И идут эти дотации не населению, а напрямую поставщикам тепла, горячей и холодной воды, услуги водоотведения.

При этом, сами понимаете, бюджету всегда не хватает денег. Всегда находится дыра, которую чиновникам заткнуть важнее, чем рассчитаться с нами, ресурсниками. В итоге бюджет систематически накапливает задолженность перед поставщиками коммунальных ресурсов по компенсации КВД.

— Это какая-то уникальная ситуация, в других регионах такого нет?

Ю.Ш.: Такая система дотаций в ЖКХ возникла во времена «шоковой терапии» в 1990-е годы. В то время это был, возможно, единственный вариант эффективной социальной поддержки граждан. А потом мы в Кузбассе просто упустили момент, когда вся страна стала уходить от дотационной составляющей. И, например, сейчас в Кемерове доля платы населения за отопление составляет немногим больше 50% от тарифа, в Новокузнецке — на уровне 60%. Власти пока не решаются распутать этот клубок, опасаясь социальных и политических последствий.

— Когда это может произойти?

Ю.Ш.: Слишком сложная проблема. Власти понимают необходимость ее решения и начинают делать первые шаги к переходу на 100-процентную оплату услуг ЖКХ населением. Давайте будем честными. Уровень даже начисляемой платы за коммунальные услуги в нашем регионе существенно ниже платы в соседних с Кузбассом областях. А уровень доходов — выше. У нас есть большое число людей, способных оплачивать коммунальные услуги полностью, как это происходит практически во всех других регионах страны. До смешного доходит: получается, даже мне бюджет дотирует оплату коммунальных услуг! Может быть, пора ограничиться исключительно нуждающимися?

Шейбак-IMG_7346.jpg
Юрий Шейбак не исключается даже возможности заморозки тарифов в Кузбассе: «Главное — уйти от КВД»

И вот Кемеровский и Новокузнецкий городские советы народных депутатов проголосовали за повышение предельного индекса изменения платы граждан за жилищно-коммунальные услуги с 1 июля будущего года на 15%. То есть суммарный платеж жителя Кемерова или Новокузнецка за ЖКХ может увеличиться на такую величину. Но вопрос, пойдут ли эти 15% непосредственно на увеличение тарифов для ресурсоснабжающих организаций или на сокращение доли КВД и уменьшение бремени бюджета, — пока открыт.

— Что будет дальше с этой инициативой?

Ю.Ш.: Теперь эту инициативу должен рассмотреть федеральный центр, поскольку все-таки речь идет о превышении предельного индекса изменения платы граждан в 4,9%, который был определен правительством РФ для Кемеровской области на 2020 год.

Но, на мой взгляд, можно предложить рассмотреть вопрос об установлении тарифов с уровнем роста не выше инфляционного коэффициента и даже о заморозке тарифов. Главное — уйти от КВД.

— Какую революционную вещь вы сказали...

Ю.Ш.: Ну, может, акционеры меня не поддержат в этом вопросе, но я считаю, что в данной ситуации, если мы еще будем повышать тарифы, узел не развяжется. Поднимем тариф — снова увеличим долю по сути невозвратных дотаций.

— Власти Кузбасса собираются решать эту проблему?

Ю.Ш.: Губернатор Сергей Цивилев озабочен ситуацией. По разным оценкам, объем КВД в Кузбассе — это 13–15 миллиардов рублей в год. При бюджете Кемеровской области в 150 миллиардов! То есть 10% идет на дотации, причем не адресные, нуждающимся, а всем. Но часть этих бюджетных денег вполне можно было потратить на исполнение программ социальной направленности.

— Это можно объяснить населению?

Ю.Ш.: Теоретически всё можно объяснить. Но крайне важно, чтобы законодатели, чиновники были с нами. В конце концов, это ведь они придумали такую схему, а заложниками стали мы, ресурсники.

Кемерово-GS__0017.jpg
В Кемерове новые планы развития города уже в ближайшие годы потребуют серьезных инвестиций в перекладку тепловых сетей

БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНАЯ АЛЬТКОТЕЛЬНАЯ

— Сибирская генерирующая компания заинтересована в переходе на новую модель рынка тепловой энергии — так называемую «альтернативную котельную» — в городах Кемеровской области?

Ю.Ш.: Да, заинтересована. «Альткотельная» предполагает установление предельного уровня цены на тепловую энергию для конечного потребителя. Это цена, которая определяется исходя из того, во сколько тепловая энергия могла бы обойтись потребителям в случае строительства ими собственной котельной. Такой метод тарифного регулирования гарантирует возврат инвестиций, вложенных в развитие коммунальной инфраструктуры.

Понимаете, существующая система тарифообразования в тепле отбивает интерес к вложению средств. Судите сами. Допустим, я в течение года старался, «энергоэффективничал», что-то внедрял — и сэкономил. Региональная энергетическая комиссия говорит мне: «Молодец!» — и урезает тариф на следующий год ровно на ту сумму, которую я сэкономил. Какая у меня в таком случае мотивация что-то внедрять?

Сейчас, когда у нас есть положительный опыт внедрения «альтернативной котельной» в проблемном Рубцовске (Алтайский край), мы видим, что в ситуации глубокой модернизации и больших вложений, других работоспособных механизмов инвестирования просто нет.

— Про Рубцовск и состояние тамошних тепловых сетей вся страна знает. В Кемеровской области как с этим?

Ю.Ш.: В Новокузнецке, Белово износ теплосетей достигает 70%, в Кемерове чуть лучше — 50–60%. Однако в Новокузнецке и Белово проблему нужно решать глобально, там сложная система теплоснабжения города, несколько теплоисточников, которые нужно объединить в один контур. Там много маленьких котельных, которые и по экономическим, и по экологическим причинам необходимо замещать. Требуются большие вложения, а значит, метод «альтернативной котельной» в Новокузнецке и Белово оправдан и интересен. В Кемерове, как ни странно, тоже.

Поэтому велика вероятность, что в ближайшее время будут подаваться заявки о переходе на новый метод тарифообразования (официально это называется «включение в ценовую зону») в городах Кемерово и еще Белово.

— Когда возможен переход?

Ю.Ш.: С 2021 года.

БеловскаяГРЭС-1-5 — копия.jpg
Сейчас Беловская ГРЭС снабжает теплом лишь соседний поселок, но она способна стать главным теплоисточником для всего Беловского городского округа

— А сами проекты, в которые планируется вкладывать деньги, технически готовы?

Ю.Ш.: Например, в Белово это старый проект, ещё со времен СССР. Он в свое время был согласован с администрацией города. Сейчас, конечно, изменилась нормативная база, тот проект уже устарел, поэтому по сути проектируем как новый, дорабатываем, просчитываем экономические риски, все возможные затраты по переходу всего города Белово на централизованное теплоснабжение от Беловской ГРЭС СГК.

— Сейчас кто отапливает город?

Ю.Ш.: Несколько котельных, которые чадят и загрязняют атмосферу. А Беловская ГРЭС снабжает теплом только соседний поселок, соответственно нужно проложить теплотрассу до города.

— Ресурса станции на это хватит?

Ю.Ш.: Хватит. Хотя нужна основательная модернизация нескольких энергоблоков ГРЭС, прокладка новой теплосети. К этому готовы.

— Рассчитываете на экологический эффект?

Ю.Ш.: Безусловно! Без котельных, у которых нет никаких фильтров на дымовых трубах, воздух в городе однозначно станет чище.

— И для Кемерова инвестпроект под «альткотельную» готов?

Ю.Ш.: Да, потребуется много инвестиций для перекладки тепловых сетей, потому что существующая сегодня схема не соответствует новым планам развития города.

Кемерово расположен на двух берегах реки Томи, соответственно, есть два контура теплоснабжения. Мы хотим сделать общий, для чего необходимо проложить резервный трубопровод в теле одного из мостов, это должно повысить надежность теплоснабжения города в целом. Мы ведем работу по замещению двух котельных на правом берегу мощностями нашей ТЭЦ. Ну и, конечно, самый главный проект в городе — культурный кластер. В Кемерове планируется построить театр оперы и балета, музейно-выставочный центр, несколько профильных учебных заведений. А кроме того, анонсировано строительство крупных спортивных объектов, новых жилых микрорайонов и пр. Проектировщики уже заявили, что им понадобится дополнительно более 150 гигакалорий тепла. Нам задача поставлена — мы должны обеспечить теплоснабжение.

Тип контента