Отвечаем на комментарии про уголь из соцсетей

Отвечаем на комментарии про уголь из соцсетей

В наши соцсети (ВконтактеInstagram и  Facebook) ежедневно поступает много комментариев. Люди пишут по разным темам: тепло в квартире, тарифы, вакансии. Но очень многих интересует уголь, который мы используем на наших станциях. Мы решили выбрать самые провокационные темы и прокомментировать! 

«Вы на станциях жжёте не уголь, а шины!» (также встречались варианты «дрова/резину/мусор»)

Эта теория входит в одну из наших любимых — ковыряться в «мусорном ведре» в поисках топлива для наших ТЭЦ. ТЭЦ – не мусоросжигательный завод.

Ещё на этапе строительства котлов заранее продумывается, на каком топливе будет работать станция. Ведь котёл ТЭЦ— это сложнейший механизм, а не бытовая печка, куда можно бросить всё что угодно.

Мы за то, чтобы шины перерабатывали в такую же шину или другой вид продукции из резины. Их сжигание в ТЭЦ для производства энергии нецелесообразно, так как это нетехнологично и неэкологично. 

«Да ваш уголь — некачественный!»

Уголь, который поступает к нам на станции, должен соответствовать большому количеству документов, подтверждающих его качество (технические условия, ГОСТ, сертификатам безопасности и др.) 

Поэтому мы проводим входной контроль качества. Специалисты СГК отбирают пробы из каждой партии угля – из каждого вагона, ориентировочно это 55 проб из разных точек состава. Пробы отправляются в специальную топливную лабораторию.

Калорийность, зольность и влажность топлива должны строго соответствовать установленным стандартам качества. Если на станцию поставят некачественный уголь, то в производстве его использовать не будут.

Вообще, процесс проверки угля сложный: на один состав уходит минимум 2 часа. Подробнее смотрите в видео.




  «Я прочитал в Интернете, что в угле есть ртуть!»

Мы вам больше скажем: не только в угле, но и в вас тоже есть ртуть. Она входит в состав всех предметов на планете Земля. Но суть в том, что её содержание в угле (и в людях тоже) настолько мало, что это считается нормальным естественным фоном, который не несёт опасности для здоровья других людей.

Кроме того, ртуть содержат определенные вакцины, которые вводятся как для профилактики, так и для лечения сложных заболеваний.  Например, АКДС - ею прививают младенцев, и она содержит 50 мкг ртути.

Соответственно, если нет превышения установленных нормативов по содержанию ртути в исходном топливе, то и в дымовых газов ртути нет. При этом ртуть в природе всегда находится в связанном состоянии в отличие от вакцин.

Мы понимаем, что наши читатели вряд ли нам поверят просто на словах. На Новосибирскую ТЭЦ-5 мы специально приглашали две разные независимые лаборатории, которые проводили там исследование. 

Кроме этого, мы через наши соцсети собрали группу желающих и вместе с ними пришли на Красноярскую ТЭЦ-2, чтобы измерить там радиационный фон. Результаты смотрите сами! 


Stripes Black and White Wedding Social Media Post (2).pngРезультаты замеров ртути в выбросах Новосибирской ТЭЦ-5


20a802e8e3f35393ea020770c0999f60.pngРезультаты замеров на Новосибирской ТЭЦ-5


уголь (1).jpg


«Что за бред, в 21 веке уголь использовать!»

Почему бред? Уголь — это эффективное топливо. Многие страны мира, в том числе и развитые, используют его. Не верите? Смотрите сами.


Снимок.JPG

Исследование "Угольная генерация: новые вызовы и возможности".

Кроме того, даже те страны, которые на политической арене кричат об углеродных налогах, на деле не прекращают использовать уголь в производстве. 

Теперь по пунктам: 
  • В Сибири уголь доступнее логистически. В Сибири есть несколько крупных угольных бассейнов, и поэтому добыть и доставить его на станцию намного проще, чем любой другой вид топлива. 
  • Уголь доступнее в финансовом плане. Стоимость угля на данный момент самая низкая по сравнению с другими видами топлива. Дороже топливо – дороже себестоимость производства тепла и электроэнергии, следовательно, выше их стоимость для потребителей 
  • ТЭЦ спроектированы под уголь. Проектное топливо станций СГК — это уголь. Чтобы сменить топливо, придётся перепроектировать ВСЕ котлы и значительную часть другого оборудования. Даже страшно представить, сколько это миллиардов рублей. А ведь они с неба не упадут: придётся искать источники финансирования. В конечном итоге это ляжет и на плечи потребителей.  
  • Вид топлива для экологичности станции — не главный критерий. Важно не то, какое топливо применяется на станции, а насколько эффективно оно сжигается и какая система очистки дымовых газов установлена на станции. От любого топлива при сгорании есть выбросы, поэтому при анализе логичнее обращать внимание именно на фильтры и очистные системы.   
  • Мировых запасов угля гораздо больше, чем того же газа. Есть топливо – есть уверенность в том, что города будут с теплом и светом на обозримое будущее.  

«У вас на станциях нет никакого запаса угля: еле-еле на один день работы хватает!»

В период сильных морозов как никогда актуально опровергнуть эту теорию. Начнём с того, что мы начинаем запасать уголь ещё летом, на складах электростанций закладывается максимальное проектное количество угля. Часть топлива идёт сразу в производство (то есть после подготовки – в котел), а часть отправляется на угольный склад: в запас на будущий отопительный сезон. С наступлением холодов поставка топлива не прекращается. На 1 февраля 2019 года на станциях СГК вот такой запас топлива.

ЗАПАС-ТОПЛИВА.jpg

Ого! В общей сложности почти 3 миллиона тонн угля находится на складах станций СГК. А как понять много это или мало? Давайте посчитаем! 


В сутки на обогрев одного пятиэтажного дома нужно 1,9 тонн угля. Возьмём 100 домов: получается 190 тонн. Умножаем на 30 дней — получается 5 700 тонн. На Красноярской ТЭЦ-1 на 1 февраля 2019 года запас топлива составляет 116 тысяч тонн. Делим: этого запаса хватит, чтобы 2 года обогревать 100 пятиэтажных домов БЕЗ ПОПОЛНЕНИЯ УГОЛЬНОГО СКЛАДА. 

Наши запасы в несколько раз превышают нормативы, которые были установлены в Минэнерго. Мы сделали это сознательно, в том числе готовясь к аномальным холодам, без которых не обходится ни одна сибирская зима. В начале февраля в городах нашего присутствия температура опускалась почти до минус 50 градусов. И наши электростанции работал на полную, некоторые – на своем максимуме. Уголь, сами понимаете, в этом процессе играл решающую роль. 


«Вы в производстве используете китайский уголь!»

Мы уже говорили, что каждая станция спроектирована под свой вид топлива. И поэтому просто так сжигать китайский уголь не получилось бы: ведь у него другие свойства, а значит нужно менять оборудование на ТЭЦ.

К тому же, зачем нам сжигать китайский уголь, если у нас своего в России хватает? А вот Китаю, видимо, не совсем хватает...По словам  министра энергетики Александра Новака, в 2018 году Россия продала соседям 27,2 млн тонн угля, что на 8,4% больше объемов прошлого года. Внимание, вопрос: зачем нам покупать у Китая уголь, если мы им его продаём? ¯\_(ツ)_/¯

Вверх
Тип контента
Поделиться
Комментарии (0)
Авторизуйтесь
Чтобы можно было
оставлять комментарии
Развернуть Свернуть