А она у вас фонит? О радиоактивности золы

А она у вас фонит? О радиоактивности золы

Радиоактивность золошлаковых отходов уже стала красноярской городской легендой. Потому мы вооружились дозиметром и пошли покорять горы угля и озера золоотвалов, чтобы показать на практике, никакой радиации в золе нет.

«Золоотвалы фонят — об этом все говорят».

«Радиоактивность там превышена — вон даже рядом ничего не растет!»

«Я слышал, что там в 2, а то и в 3 раза выше фон радиоактивный».
 

И это только малая часть того, что думают люди о полигонах золошлаков. Давайте разбираться, а правы ли они.

Радиоактивный — это какой?

Все мы знаем, что на земле есть радиоактивные элементы. Те, кто имели пять по химии в школе, даже перечислить часть из них смогут. Однако считать, что радиация исходит только от них, не совсем верно.

Измеряют радиацию в микрорентгенах. Нормальный фон — от 10 до 20 микрорентген в час. Такую дозу получает человек на Земле каждую секунду. Это стандартный радиационный фон нашей планеты.

IMG_8779.JPG
Дозиметр точно определяет количество радиации, а также насколько безопасно находиться в том или ином месте


Радиация исходит от всего, что есть на Земле, — у всего есть свой незначительный фон. Существует радиация и природная: солнечная, космическая. Фонит, к слову, и человек. Но есть, конечно, и те соединения, которые испускают куда больше радиации, чем допустимо. Чтобы измерить ее там, где радиация может быть повышена, существует специальный прибор — дозиметр.

К замерам

Именно дозиметром мы и вооружились, чтобы замерить «фон» золоотвала. Но перед выездом решили померить сначала радиационный фон в офисе, у компьютера. И хоть с выведением мониторов с лучевыми трубками из продажи радиация техники сошла на нет, все-таки прибор выдает нам 35 микрорентген в час. Это чуть повышенный, но вполне допустимый уровень.

IMG_9233.JPG
Радиационный фон в офисе — в пределах нормы


Едем на золоотвал. Стоит отметить, что полигон золошлаков — это не какой-то черный-черный склад, где хоронят черные-черные отходы, как в сказке. В действительности карьер золошлаков Красноярской ТЭЦ-2 достаточно живописный: вокруг стоят скалы из красного камня и растет густой лес. А отходы производства утилизируют по всем правилам и проводят их обработку, чтобы зола не пылила.

IMG_8624.JPG
Грейдер на золоотвале Красноярской ТЭЦ-2


Замеряем показатели здесь — 14 микрорентген в час. Фон не то, что обычный, он даже ниже, чем у нашего компьютера в офисе. Спускаемся на золоотвал №1, где золошлаки отстаивают перед отправкой в карьер. У своеобразного озера снова включаем дозиметр. 13 микрорентген. Норма.

IMG_8673.JPG
13 микрорентген — на золоотвале №1 ТЭЦ-2 в Красноярске. Норма


Но жажда открытий не дает нам вот так просто свернуть эксперимент. И мы едем к «родителю» золы — Бородинскому углю. Техника безопасности, каски, инструктаж — и мы у погрузчика. Дозиметр почти сел, но мы не сдаемся. Прибор показывает также 13 микрорентген в час. Отлично.

IMG_8764.JPG
13 микрорентген — показатель радиоактивности угля в норме


Остатки заряда уже пищащего дозиметра мы потратили на Предмостной площади Красноярска. Там тоже измерили общий радиационный фон — и даже у дороги он оказался выше, чем на золоотвале. 20 микрорентген.

IMG_8833.JPG
Возле автодороги показатель немного подрос, но все равно вписался в норму

А радиоактивный уголь бывает?

Уголь, конечно, бывает радиоактивным. Не так, чтобы вызвать лучевую болезнь, однако на некоторых месторождениях фонит больше нормы. Радиоактивность угля зависит от многих факторов: месторождение, глубина залегания, окрестности угольного бассейна.

IMG_8743.JPG
Угольный склад на Красноярской ТЭЦ-2


Например у каменного угля, который лежит в земле намного глубже и дольше бурого, радиоактивность выше. Бородинский уголь, какой используют на красноярских ТЭЦ, относится к бурым углям, а они, как мы убедились, не радиоактивнее вашего рабочего компьютера.

Тип контента